Вторник, 21 мая 2024 г.
Пролистать
Телефон подписки
8 (800) 555-66-00
Главная /  Аналитика /  Обмен площадями. Как ВС РФ изменил подход...
Обмен площадями. Как ВС РФ изменил подход к порядку расчета долей ретейла в регионах

Алексей Елаев,

старший преподаватель Западного филиала РАНХиГС при Президенте РФ

Опубликовано в журнале «Конкуренция и право» № 5, 2022 г.

Статья 14 Закона о торговле об ограничении доли торговых сетей на определенной территории вызывала дискуссии с момента появления нормы в 2009 г. Практика по теме была фрагментарной, а разъяснений высшая судебная инстанция не давала. Но в последние годы ситуация стала более определенной. Верховный Суд РФ высказался по этому вопросу как в антимонопольном Постановлении Пленума 2021 г.1, так и в недавнем знаковом определении СКЭС ВС РФ. Рассмотрим ключевые позиции суда.

 

В пункте 57 Постановления Пленума ВС РФ № 2 указано, что при рассмотрении предъявленного в целях защиты конкуренции иска антимонопольного органа о признании недействительной сделки в связи с нарушением ограничений приобретения (аренды) дополнительной площади торговых объектов торговыми сетями и при оценке наличия публичного интереса в признании договора недействительным суд вправе принять во внимание совершение хозсубъектом действий, направленных на обеспечение конкуренции иными способами, в частности самостоятельное расторжение договоров, ранее заключенных с другими продавцами (арендодателями).

То, что замещение площадей в случае превышения доли сетью возможно, впервые отметили арбитражные суды Ивановской и Кемеровской областей (дело № А17-3203/2012 по иску Ивановского УФАС России к ЗАО «Тандер», дело № А27-12680/2015 по иску Кемеровского УФАС России к торговой сети «Мария РА»). Но не было практики для ситуаций, когда замещаемые площади закрыты в предыдущих периодах, а замещающие открываются в новом периоде.

С 2020 г. ФАС России ежегодно проводит мониторинг долей торговых сетей по муниципальным образованиям. Сети представляют данные через региональные управления по единой по всей стране форме, которая затем автоматически обрабатывается. Необходимо указывать сведения о товарообороте, площади торговых объектов, в том числе по годам. Если раньше эта проверка была скорее исключением, то теперь стала правилом в работе антимонопольного органа.

Именно такой мониторинг послужил поводом для обращения Московского областного УФАС России в суд с иском о применении последствий недействительности ничтожной сделки. В итоге ВС РФ встал на сторону ведомства (Определение СКЭС ВС РФ от 16.08.2022 по делу № А41-65274/2020 ООО «Агроторг», далее – Определение; о нем мы рассказывали также здесь).

 

Обратите внимание

В похожем по обстоятельствам деле № А41-17894/2021 ВС РФ в марте 2022 г. отказал антимонопольному органу в требованиях, так как на момент заключения договора стороны не обладали данными о долях группы лиц на рынке.

 

Обстоятельства дела

По результатам мониторинга Московское областное УФАС России выявило нарушение ч. 1 ст. 14 Закона о торговле ООО «Агроторг». Общество входит в группу лиц X5 Retail Group и ведет розничную торговлю продовольственными товарами в городском округе Орехово-Зуево Московской области.

Нарушение заключалось в том, что компания приобрела в пользование новый торговый объект по договору аренды с индивидуальным предпринимателем от 16 декабря 2018 г., хотя ко дню совершения сделки доля продаж X5 Retail Group через торговые объекты в округе уже превышала предельную величину – 25% от объема всех реализованных продтоваров в денежном выражении.

УФАС обратилось в арбитражный суд с иском к «Агроторгу» и ИП, чтобы признать договор аренды недействительным.

 

Читайте также

Елаев А. Проблемная доля статьи 14 Закона о торговле // Конкуренция и право. 2018. № 3. С. 53–62.

 

Решения судов

Первая инстанция: иск удовлетворить

Арбитражный суд Московской области исходил из буквального толкования закона и учитывал доли сети на территории городского округа в 2017 и 2018 гг., превышающие 25%. Торговая сеть, возражая против этих доводов, сообщила, что спорный торговый объект открыт в 2018 г. взамен ранее закрытого и на это есть ссылка в самом договоре. В закрытом объекте торговля не велась с 2016 г., но договор его аренды формально прекращен только в 2018 г.

Суд указал, что в замещаемом объекте деятельность не велась с 2016 г., а потому он, хотя формально договор аренды и не расторгнут, не должен учитываться при открытии объектов в 2018 г., если доля сети по итогам 2017 г. уже была превышена.

 

Апелляция: в иске отказать

Десятый арбитражный апелляционный суд поддержал «Агроторг», отменив решение первой инстанции. Суд отметил, что для целей Закона о торговле помещение является площадью торгового объекта вне зависимости от того, ведется ли в нем фактическая торговая деятельность. Если в конкретном помещении работа магазина приостановлена или он закрыт, статус «площади торгового объекта» не утрачивается.

 

Кассация: в иске отказать

Арбитражный суд Московского округа постановление апелляции оставил без изменения, а кассационную жалобу УФАС без удовлетворения, но новых доводов не привел, ограничившись лишь кратким пересказом позиций сторон и апелляционного постановления.

 

ВС РФ: иск удовлетворить

Верховный Суд РФ удовлетворил жалобу УФАС и оставил в силе решение первой инстанции. В Определении приведены важные аргументы, которые не сводятся к тому, надо ли считать для целей обмена площадей ранее закрытые объекты с нерасторгнутыми договорами аренды.

СКЭС ВС РФ указала, что запрет на приобретение (аренду) дополнительной площади торговых объектов направлен против монополизации розничного рынка потребительских товаров.

Другими словами, этот запрет должен исключить случаи, когда условия обращения товаров, в том числе их ассортимент, качество и цену, начинает диктовать один или несколько хозяйствующих субъектов (группа лиц), а ведение торговли другими хозсубъектами становится затруднительным, что может причинить вред благосостоянию розничных потребителей. Получение такой дополнительной площади не допускается, поскольку предполагается, что это позволит хозсубъекту (группе лиц) еще больше увеличить занимаемую им долю продаж.

При этом, по мнению ВС РФ, юридическое значение имеет не как таковое изменение объема торговой площади, а обусловленное этим изменение доли продаж продтоваров, которую на соответствующем рынке в географических границах административно-территориального образования занимает хозсубъект (группа лиц).

Следовательно, намереваясь открыть в 2018 г. новый торговый объект, X5 Retail Group должна была принять меры, чтобы снизить долю выручки в Орехове-Зуеве через ранее открытые объекты. В противном случае группа компаний не была вправе совершать сделки, направленные на получение дополнительной торговой площади.

 

Читайте также

Елаев А. Преодоление порога. СКЭС ВС РФ вынесла знаковое решение по статье 14 Закона о торговле // Конкуренция и право. 2019. № 1. С. 15–19.

 

СКЭС ВС РФ исходила из телеологического толкования положений Закона о торговле, а именно из невозможности простого обмена площадями внутри муниципалитета, если у сети превышена доля рынка. Необходимо не только закрывать торговые объекты, но и снижать товарооборот на рынке, только тогда можно заключать новые договоры аренды в отношении новых площадей, пусть в данном случае и не превышена предыдущая площадь.

Определение по этому делу меняет устоявшуюся практику обмена торговых площадей, которая допускала, чтобы одни объекты открывались за счет закрытия других. А кроме того, фактически требует от сетей предугадывать, какой будет выручка в результате прекращения работы в том или ином магазине и позволит ли она открывать новые торговые объекты, если доля превышена.

Журнал «Конкуренция и право»
Читать    Подписаться

20 октября 2022 г.

Цифра недели

1610

нарушений в применении нацрежима выявила ФАС России за 2023 г.

Опрос
Необходимо ли сегодня дополнительное госрегулирование для маркетплейсов?