Телефон подписки
8 (800) 555-66-00
24 мая 2022 г. в Москве состоится ежегодная конференция «Комплаенс: построение эффективной системы в компании». Организатор – Право.ru.
С 29 июня по 1 июля 2022 г. пройдет Х Петербургский международный юридический форум. 28 июня в рамках открытия мероприятия состоится Международный молодежный юридический форум.
22 сентября 2022 г. в Москве состоится Антимонопольный форум 2022. Организаторы мероприятия – Ассоциация антимонопольных экспертов и ФАС России.
Главная /  Антимонопольные споры. Обзоры судебной практики /  Обзор судебной практики. Выпуск № 1 за 2022 г.
Обзор судебной практики. Выпуск № 1 за 2022 г.

Анна Симаченко, младший юрист антимонопольной практики «Пепеляев Групп»

 

Суды отказали во взыскании убытков с УФАС в виде разницы между ценой первоначального конкурса и повторного

Определение Верховного Суда РФ от 19.11.2021 по делу № А27-21523/2020 (решение в пользу антимонопольного органа)

Участники дела

ООО «ЗемСтройПроект» против Кемеровского УФАС России

Резюме эксперта

С точки зрения ВС РФ, нельзя взыскивать в качестве причиненных убытков разницу между ценовым предложением в первичных госторгах и ценой, заявленной в повторной закупке. Суд также отметил, что для взыскания убытков необходимо наличие причинно-следственной связи между действиями антимонопольного органа и упущенной выгодой. Однако определение цены контракта находится вне правовой воли УФАС.

Обстоятельства дела

«ЗемСтройПроект» выиграл конкурс на выполнение работ по определению границ водоохранных зон и прибрежных защитных полос с ценой контракта 4,8 млн руб. УФАС признало заказчика – Департамент контрактной системы Кузбасса – нарушившим ч. 3 ст. 53 Закона № 44-ФЗ и предписало повторно рассмотреть и оценить заявки.

Суд счел решение и предписание антимонопольного органа недействительными.

На повторных торгах ценовые предложения участников упали и «ЗемСтройПроект» был вынужден значительно снизить свою цену. Контракт с ним заключили и исполнили за 3,4 млн руб.

Компания посчитала, что из-за действий УФАС понесла убытки (упущенная выгода) в виде разницы между первоначальной и повторной ценой контракта. И решила взыскать убытки с УФАС через суд.

Первая инстанция требования удовлетворила. Но апелляция и кассация в иске отказали. «ЗемСтройПроект» обратился в ВС РФ.

Решение ВС РФ и его обоснование

Судья ВС РФ отказал в передаче дела на рассмотрение в СКЭС ВС РФ и согласился с выводами апелляции и кассации:

  • повторный конкурс провели спустя несколько месяцев после первого, при этом цена контракта была снижена почти на 30% от первоначальной. Несмотря на это «ЗемСтройПроект» участвовал в торгах и, исходя из своих бизнес-рисков, счел возможным выполнить тот же объем работ по существенно меньшей цене. А это говорит о том, что убытки не были причинены;
  • определение суммы выполнения контракта находится в компетенции компании, а не УФАС. В данном случае отсутствовал как факт причинения убытков, так и причинно-следственная связь между неправомерными действиями УФАС и суммой, заявленной истцом к взысканию.

 

Оснований для включения в РНП нет, если товар не поставили из-за карантина в стране производителя

Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 19.11.2021 по делу № А43-3751/2021 (решение в пользу антимонопольного органа)

Участники дела

АО «Научно-производственное предприятие „Полет“» против Нижегородского УФАС России

Резюме эксперта

Кассация согласилась с нижестоящими судами и указала, что невозможность исполнить условия госконтракта из-за распространения коронавируса можно признать обстоятельством непреодолимой силы. Поэтому антимонопольный орган правомерно не включил исполнителя в реестр недобросовестных поставщиков (РНП). Но рассматривать COVID-19 как форс-мажор можно только с учетом условий конкретного дела, в т. ч. добросовестности действий исполнителя.

Обстоятельства дела

Предприятие (заказчик) и ООО «Сфера» (подрядчик) заключили госконтракт на поставку до 10 сентября 2020 г. лазерной установки для изготовления трафаретов. Подрядчик предложил оборудование производителя из Германии. Но завод-изготовитель сообщил «Сфере», что не сможет поставить товар из-за введения карантина в связи с распространением коронавируса.

Подрядчик уведомил об этом заказчика и предложил расторгнуть контракт по соглашению сторон либо подписать допсоглашение о приостановлении его действия из-за форс-мажорных обстоятельств.

Предприятие в одностороннем порядке отказалось от исполнения контракта и направило его в УФАС, чтобы сведения о «Сфере» внесли в РНП. УФАС отказало во включении информации в реестр.

Заказчик обратился в суд. Две инстанции отказали в удовлетворении требований. Тогда предприятие подало кассационную жалобу.

Решение кассации и его обоснование

Кассация не нашла причин для отмены судебных актов и разъяснила три момента.

1. Основание для включения в РНП – только такое уклонение лица от заключения/исполнения контракта, которое предполагает его недобросовестное поведение, совершение им умышленных действий (бездействия). Суды обоснованно решили, что поставщик нарушил контракт по не зависящим от него обстоятельствам: в спорный период в РФ и других странах был объявлен карантин в связи со сложной эпидемиологической ситуацией.

2. Признание COVID-19 обстоятельством непреодолимой силы не может быть универсальным, оно должно быть установлено с учетом деталей конкретного дела, в т. ч. разумности и добросовестности действий должника (п. 8 Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств»). Применительно к ст. 401 ГК РФ обстоятельства, вызванные угрозой распространения коронавируса, можно признать обстоятельствами непреодолимой силы, если будет выявлена причинная связь между ними и неисполнением обязательства (вопрос 7 Обзора по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории РФ новой коронавирусной инфекции (COVID-19) № 1, утв. Президиумом ВС РФ 21.04.2020).

3. Из материалов дела видно, что подрядчик пытался исполнить контракт, был готов расторгнуть его по соглашению сторон или приостановить его действие. Нет доказательств, что он действовал исключительно с целью причинить вред другому лицу либо в обход закона, с противоправной целью, а также иного заведомо недобросовестного осуществления гражданских прав.

 

Для квалификации нарушения по ч. 4 ст. 11 Закона о защите конкуренции нужно установить негативное влияние действий сторон на конкурентную среду

Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 11.11.2021 по делу № А29-13883/2020 (решение в пользу антимонопольного органа)

Участники дела

Гражданин против Коми УФАС России

Резюме эксперта

Суд округа подчеркнул, что сам по себе агентский договор или его условия, определяющие поведение сторон во взаимоотношениях друг с другом и третьими лицами, не указывают на то, что участники договора преследовали цель ограничить конкуренцию. Поэтому антимонопольный орган правомерно отказал в возбуждении дела по ч. 4 ст. 11 Закона о защите конкуренции.

Для квалификации нарушения по этой норме нужно установить негативное влияние действий сторон в результате заключения договора на конкурентную среду на рынках соответствующих услуг, а также наступление последствий или реальную потенциальную возможность их наступления в виде ограничения конкуренции.

Обстоятельства дела

Жилинспекция перенаправила в УФАС заявление гражданина о нарушении управляющей организацией и ООО «Северо-Западный расчетный центр» ч. 4 ст. 11 Закона о защите конкуренции. Компания и центр заключили агентский договор на прием платежей потребителей ЖКУ. УФАС отказало в возбуждении дела в связи с отсутствием признаков нарушения.

Гражданин обратился в суд. Две инстанции признали решение регулятора законным. Гражданин подал кассационную жалобу.

Решение кассации и его обоснование

Кассация оставила в силе принятые судебные акты. С ее точки зрения, УФАС правомерно отказалось возбудить дело в связи с отсутствием оснований для применения мер антимонопольного реагирования:

  • заключение управляющей компанией и расчетным центром агентского договора не противоречит требованиям законодательства. Одновременное осуществление центром иных функций, помимо приема платежей, не означает, что между ним и управляющей компанией есть антиконкурентное соглашение;
  • изучив условия договора, УФАС пришло к выводу, что его заключение не оказало негативного влияния на конкурентную среду на рынках услуг по расчетно-информационному обслуживанию потребителей, услуг платежных агентов, услуг по управлению многоквартирными жилыми домами. Само наличие в договоре положений, определяющих поведение его участников во взаимоотношениях друг с другом и третьими лицами, не означает, что стороны преследовали цель ограничить конкуренцию;
  • в агентском договоре нет пунктов, навязывающих потребителям невыгодные условия. Центр предъявляет собственникам помещений плату в размере, установленном решением их общего собрания. Потребители сами выбирают способ оплаты ЖКУ: это можно сделать как через управляющую компанию, так и с помощью платежного агента – центра.

24 декабря 2021 г.
Журнал «Конкуренция и право»
Читать    Подписаться


Опрос
Вы поддерживаете легализацию параллельного импорта в РФ?
Будем рады вашему участию в опросе редакции журнала «Конкуренция и право». Это займет меньше минуты.

Принять участие в опросе