Телефон подписки
8 (800) 555-66-00
Новости зарубежного M&A
29 сентября 2022 г.
Новости зарубежного M&A
29 сентября 2022 г.
6–7 октября 2022 г. в Алматы пройдет VIII Евразийский антимонопольный форум. Организаторы – Агентство Республики Казахстан по защите и развитию конкуренции, Центр защиты конкуренции, Альянс антимонопольных экспертов и Международный центр конкурентного права и политики БРИКС.
15 ноября 2022 г. Право.ru проведет ежегодный Litigation Forum, на котором эксперты в области судебного процесса поделятся опытом и знаниями, необходимыми для эффективной работы.
Главная /  Главные сюжеты /  Картели: поворот судебной практики
Картели: поворот судебной практики

Елена Соколовская,
главный эксперт журнала «Конкуренция и право»

Опубликовано в журнале «Конкуренция и право» № 2, 2022 г.

Прошло больше года с момента принятия Пленумом ВС РФ Постановления от 04.03.2021 № 2 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением судами антимонопольного законодательства» (далее – Постановление). Самое время оценить, как изменились подходы к доказыванию картельных соглашений и какие положения этого документа чаще всего цитируют суды.

 

Ранее в практике ФАС России применялся устоявшийся подход, при котором «для констатации антиконкурентного соглашения необходимо проанализировать ряд косвенных доказательств, сопоставив каждое из них с другими и не обременяя процесс доказывания обязательным поиском хотя бы одного прямого доказательства»1. В качестве косвенных доказательств рассматривались, например: переписка, совпадение юридических и фактических адресов, выход на электронную площадку с одного IP-адреса, поведение участников до и во время аукциона (если речь идет о сговоре на торгах).

Суды поддерживали позицию антимонопольного ведомства2.

Нельзя утверждать, что подход ФАС России лишен объективности, однако его применение влекло значительные риски для принятия обоснованного решения по итогам рассмотрения дела. Кроме того, отсутствовали четкие пределы доказывания и в каждом конкретном случае имел место факт их субъективной интерпретации.

Появление Постановления вызвало заметные изменения в правоприменительной и судебной практике.

Наиболее цитируемым в решениях судов стал п. 20 Постановления. Там указано на законность взаимодействия конкурентов, направленного на извлечение выгоды, если их целью не является ограничение конкуренции. Это важное положение: ранее любые деловые связи между конкурентами могли рассматриваться в качестве косвенного доказательства сговора.

Пример – дело о «выставочном картеле». Речь шла о госконтракте на обслуживание инвестиционного форума, когда на торги заявились три участника, один из них без всякой борьбы  выиграл тендер, предложив всего на 0,5% ниже начальной цены.

Антимонопольный орган, пытаясь доказать сговор, ссылался в том числе на давние деловые связи между компаниями – участниками торгов (заключение договоров займа, субаренды и оказания услуг)3.

Решение регулятора не устояло в судебных инстанциях4. Суды отмечали, что при доказывании устойчивых связей между компаниями антимонопольный орган указывал также на неоднократное систематическое участие этих хозсубъектов в аукционной борьбе, подтверждая тот факт, что, несмотря на предполагаемую связь, стороны всегда использовали конкурентные инструменты. Таким образом, наличие договорных отношений между заявителями в данном случае не свидетельствует о наличии сговора.

Достаточно часто суды в своих решениях делают ссылку и на п. 21 Постановления. В этом положении подтверждается позиция, что картель необязательно должен иметь форму письменного соглашения и может найти отражение в определенном поведении участников рынка.

Такой подход и раньше использовался в правоприменительной и судебной практике, в связи с чем в качестве косвенных доказательств принимался анализ действий хозяйствующих субъектов. Между тем четкие стандарты типичного поведения, которое не вызывало бы подозрений, не были выработаны и каждый конкретный случай рассматривался индивидуально.

Верховный Суд РФ задал определенный вектор для разрешения этой ситуации и разъяснил, что участники картеля должны намеренно придерживаться общего плана поведения (преследовать единую противоправную цель), позволяющего извлечь выгоду из ограничения конкуренции. При этом необходимо изучить, не являлось ли сходное поведение участников предполагаемого картеля следствием иных объективных причин.

Так, в одном из дел суд кассационной инстанции, поддерживая выводы нижестоящих судов об отмене решения антимонопольного органа, указал на недоказанность «целей, которые преследовали компании как участники аукциона, интересы, на удовлетворение которых было направлено вмененное соглашение»5.

Вместе с тем ранее регулятор подходил достаточно формально к расследованию дел о картельных соглашениях и не всегда устанавливал цели участников предполагаемого сговора. А теперь с учетом изложенной в Постановлении позиции, направленной на более вдумчивый анализ этой категории дел, в том числе с точки зрения возможной экономической целесообразности действий хозяйствующих субъектов, практика начала меняться.

В пункте 24 Постановления, посвященном наиболее распространенному виду картеля – соглашению о повышении, поддержании или снижении цен на торгах, указано на необходимость давать оценку совокупности доказательств, свидетельствующих о наличии причинно-следственной связи между действиями участников торгов и изменением или поддержанием цен на них.

Практика показывает, что суды стали активно руководствоваться этим подходом. В частности, они со ссылкой на п. 24 Постановления оценивают следующие факты:

  • является ли достигнутый уровень снижения (повышения) цены обычным для торгов, которые проводятся в отношении определенных видов товаров;
  • имеются ли в поведении нескольких участников признаки осуществления единой стратегии;
  • способно ли ее применение привести к извлечению выгоды из картеля6.

Заметим, что до Постановления суды частично учитывали и использовали аналогичные изложенным в этом документе подходы к доказыванию картелей и применению соответствующих положений антимонопольного законодательства. Но довольно редко.

Как показывает новая практика, положения Постановления в целом положительно восприняты судами и активно применяются при разрешении споров о заключении картельных соглашений. Подход ВС РФ вполне оправдан и побуждает нижестоящие суды более вдумчиво анализировать эту категорию дел, в том числе с позиций возможной экономической целесообразности действий хозяйствующих субъектов.


Журнал «Конкуренция и право»
Читать    Подписаться
06 апреля 2022 г.

Оставить комментарий


Внимание! Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Вход для пользователей       Зарегистрироваться



Опрос
Предлагаемые в пятом антимонопольном пакете меры достаточны для выявления и пресечения антиконкурентных практик цифровых платформ?