Телефон подписки
8 (800) 555-66-00
Главная /  Антимонопольные споры. Обзоры судебной практики /  Обзор судебной практики. Выпуск № 12 за 2022 г.
Обзор судебной практики. Выпуск № 12 за 2022 г.

Элина Галиева,
младший юрист антимонопольной практики «Пепеляев Групп»

 

ВС РФ: за нарушение сроков по контракту с подрядчика можно взыскать одновременно пени и штраф

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 27.10.2022 по делу № А40-104831/2021 (решение в пользу учреждения)

Участники дела

ГКУ г. Москвы «Мосреставрация» против ООО «Градострой»

Резюме эксперта

ВС РФ указал: заказчик по госконтракту вправе взыскать договорную неустойку (штраф плюс пени) за неисполнение подрядчиком одних и тех же обязательств, если это предусмотрено госконтрактом.

Нижестоящие суды пришли к неверному выводу о том, что в рассматриваемом деле должны быть взысканы только пени за просрочку обязательства, не учтя договоренности сторон при заключении госконтракта.

Обстоятельства дела

«Мосреставрация» (заказчик) и «Градострой» (подрядчик) подписали госконтракт на производственные работы. Компания существенно нарушила сроки выполнения работ, поэтому заказчик в одностороннем порядке расторг договор и через суд потребовал взыскать с нее пени и штраф, предусмотренные условиями контракта.

Три инстанции поддержали взыскание пеней, но не штрафа. Суды исходили из того, что за неисполнение обязательств по выполнению работ в срок возможна ответственность только в виде уплаты пеней.

«Мосреставрация» подала кассационную жалобу в ВС РФ.

Решение ВС РФ и его обоснование

ВС РФ не согласился с позицией судов, отметив следующее.

1. Неустойка – мера ответственности за неисполнение / ненадлежащее исполнение обязательств. Ее размер может быть установлен в твердой сумме (штраф) или в виде периодически начисляемого платежа (пени) (п. 60 Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств»). При этом допускается как применение нескольких неустоек в форме пеней или штрафа, начисляемых независимо друг от друга за различные нарушения, так и их комбинация, применяемая за одно нарушение.

2. Если подрядчик просрочил исполнение обязательств, заказчик направляет ему требование уплатить неустойки (штрафы, пени) (ч. 6 ст. 34 Закона № 44-ФЗ). Законодательство о контрактной системе отделяет просрочку от иных нарушений обязательств и определяет за нее специальную ответственность в виде пени. А штраф налагается за неисполнение обязательства.

3. Неисполнение подрядчиком обязательств по госконтракту свидетельствует как о просрочке его исполнения (нарушение срока выполнения работ), так и о нарушении условий договора в целом. Поэтому при его расторжении пени за просрочку исполнения начисляются до прекращения договора в результате одностороннего отказа заказчика от его исполнения. Одновременно может быть взыскан штраф за неисполнение госконтракта.

4. В этом деле стороны прописали в контракте ответственность за нарушение принятых обязательств в виде уплаты неустоек (штрафов и пеней) и порядок их начисления. Вывод судов о том, что начисление неустойки в виде пени исключает выставление штрафа, не основан на положениях Закона № 44-ФЗ и противоречит условиям контракта.

Дело направлено на новое рассмотрение.

 

ВС РФ: Booking.com законно оштрафован за навязывание отелям условия о паритете цен

Определение Верховного Суда РФ от 31.10.2022 по делу № А40-195672/2021 (решение в пользу антимонопольного органа)

Участники дела

Букинг.ком Б.В. (Booking.com B.V.) против ФАС России

Резюме эксперта

ФАС России привлекла Booking.com к ответственности по ч. 2 ст. 14.31 КоАП РФ за злоупотребление доминирующим положением: компания требовала, чтобы гостиницы предоставляли и соблюдали паритет цен, в результате они не могли устанавливать на свои услуги цены, отличные от указанных на сайте агрегатора.

Отказывая в передаче для рассмотрения СКЭС ВС РФ жалобы компании об оспаривании постановления ФАС России о штрафе, ВС РФ поддержал нижестоящие инстанции: антимонопольный орган правомерно определил размер штрафа, а представление компанией по запросу службы документов и информации для расчета штрафа нельзя считать смягчающим обстоятельством, т. к. это прямая обязанность хозсубъекта.

Обстоятельства дела

ФАС России установила, что Booking.com навязывала отелям условия:

  • договора о необходимости обязательного предоставления и соблюдения паритета цен и номеров;
  • взаимодействия с закрытыми группами пользователей.

Из-за этого гостиницы не могли установить цену на свои услуги в других каналах продаж ниже, чем на агрегаторе.

Ведомство признало Booking.com нарушившим п. 3 ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции и оштрафовало его более чем на 1,3 млрд руб.

Компания обжаловала постановление о штрафе в суде, указав на неправильное применение положений ст. 14.31 КоАП РФ при определении его размера.

Три инстанции отказали в удовлетворении требований, разъяснив, что:

  • основания для применения п. 4 ч. 1 ст. 4.2 КоАП РФ отсутствовали. Эта норма признает смягчающим ответственность обстоятельством содействие нарушителя уполномоченному органу в установлении обстоятельств по делу. Речь идет о представлении лицом в антимонопольный орган доказательств правонарушения, которые не были известны регулятору и позволили установить событие правонарушения и обстоятельства его совершения;
  • представление лицом документов и информации, затребованных антимонопольным органом, в частности для расчета суммы штрафа, является прямой обязанностью такого лица;
  • ФАС России дважды предупреждала Booking.com о необходимости устранить признаки антимонопольного нарушения, но компания не сделала этого.

Решение ВС РФ и его обоснование

Суд отказался пересматривать акты нижестоящих инстанций, посчитав, что они установили все существенные обстоятельства по делу и правомерно признали наличие в действиях Booking.com состава правонарушения по ч. 2 ст. 14.31 КоАП РФ. Также суды правильно рассчитали размер штрафа.

 

Кассация: суды неверно определили действие антимонопольного иммунитета для участников картеля

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 10.10.2022 по делу № А56-109269/202028 (решение в пользу антимонопольного органа)

Участники дела

ООО «Аврора», ООО «Волна», ООО «Восход» против Санкт-Петербургского УФАС России

Резюме эксперта

Кассация не согласилась с нижестоящими инстанциями, которые пришли к выводу, что в действиях компаний отсутствуют нарушения п. 2 ч. 1 ст. 11 Закона о защите конкуренции путем заключения картеля. Суды полагали, что спорные действия совершала группа хозсубъектов, подконтрольных одному лицу, а значит, на них распространяется иммунитет по ч. 8 ст. 11 Закона.

Суд округа указал, что действия гендиректора одного юрлица от имени другого юрлица на основании доверенности и агентского договора не свидетельствуют о передаче и об осуществлении функций исполнительного органа юрлица. Таким образом, иммунитет в данной ситуации неприменим.

Обстоятельства дела

УФАС признало «Аврору», «Волну» и «Восход» виновными в заключении антиконкурентного соглашения, которое привело к поддержанию цен на торгах с минимальным снижением НМЦК при совместном участии (п. 2 ч. 1 ст. 11 Закона о защите конкуренции).

Компании обжаловали в суде решение УФАС. Две инстанции сочли его незаконным, указав, что спорные действия совершала группа хозсубъектов, подконтрольных одному лицу (Е.).

УФАС подало кассационную жалобу.

Решение кассации и его обоснование

Суд округа отменил акты нижестоящих инстанций, обратив внимание на три момента.

1. В тех случаях, когда Закон о защите конкуренции устанавливает специальные правила применения антимонопольных запретов при наличии группы лиц (в частности, освобождение от действия запрета на участие в соглашениях, ограничивающих конкуренцию, по ч. 7 ст. 11), применению подлежат эти спецправила (п. 7 Постановления Пленума ВС РФ от 04.03.2021 № 2 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением судами антимонопольного законодательства»). Часть 8 ст. 11 является специальной нормой по отношению к ст. 9 Закона. То есть хозсубъекты, не отвечающие признакам группы лиц, приведенным в ч. 8 данной статьи, не освобождены от соблюдения запретов по ч. 1 ст. 11 Закона.

2. Е. (агент) действовал на торгах от имени компаний на основании доверенности и агентского договора. Но это не говорит (в целях применения ч. 8 ст. 11 Закона о защите конкуренции) о передаче и осуществлении функций исполнительного органа юрлица, как это предполагает Закон об ООО.

3. УФАС установило минимальное снижение и поддержание цен на торгах, их проведение без реальной конкурентной борьбы, использование конкурентами на одном товарном рынке единой инфраструктуры. Но из-за ошибочного вывода о наличии иммунитета в отношении антиконкурентных соглашений суды полноценно не проверили законность решения ведомства по существу.

Дело передано на новое рассмотрение.


25 ноября 2022 г.
Журнал «Конкуренция и право»
Читать    Подписаться


Цифра недели

2023 г.

Определены особенности госзакупок новых регионов РФ

Опрос
Предлагаемые в пятом антимонопольном пакете меры достаточны для выявления и пресечения антиконкурентных практик цифровых платформ?