Телефон подписки
8 (800) 555-66-00
Новости зарубежного M&A
29 ноября 2022 г.
15 декабря 2022 г. состоится онлайн-конференция «Юридический бизнес России: итоги 2022». Впервые на одной площадке соберутся все организаторы крупнейших юридических конференций России и обсудят самые горячие темы года.
Главная /  Антимонопольные споры. Обзоры судебной практики /  Обзор судебной практики. Выпуск № 4 за 2022 г.
Обзор судебной практики. Выпуск № 4 за 2022 г.

Анна Симаченко,
младший юрист антимонопольной практики «Пепеляев Групп»

 

Участие лица в аукционе без надлежаще оформленной лицензии не может быть признано недобросовестной конкуренцией

Постановление Конституционного Суда РФ от 17.02.2022 № 7-П по делу о проверке конституционности ст. 14.8 и 51 Федерального закона «О защите конкуренции» в связи с жалобой ООО «Медэксперт» (нормы признаны не противоречащими Конституции РФ)

Заявитель

ООО «Медэксперт»

Резюме эксперта

КС РФ признал соответствующими Конституции РФ ст. 14.8 и ч. 3 ст. 51 Закона о защите конкуренции при разрешении вопроса о признании недобросовестной конкуренцией действий хозсубъекта, не получившего разрешительную документацию для участия в госторгах, а также об уплате в бюджет РФ по предписанию антимонопольного органа дохода, полученного от недобросовестной конкуренции.

Во-первых, КС РФ отметил, что по ст. 14.8 Закона само по себе нарушение порядка участия в торгах (участие в них без лицензии на осуществление деятельности) не может расцениваться как антиконкурентное нарушение. Ведь проверять заявки участников обязана комиссия заказчика, и при должном исполнении обязанностей она может установить несоответствие документа требованиям закупочной документации. Суд указал, что для признания нарушения необходимо наличие причинно-следственной связи между действиями участника и снижением уровня конкуренции в определенной области. В данном деле речь идет о действиях компании, направленных на введение комиссии заказчика в заблуждение относительно разрешительной документации.

Во-вторых, КС РФ подтвердил конституционность меры принуждения в виде перечисления «антиконкурентного» дохода в бюджет, указав, что такая мера применима, только если действия участника торгов признаны недобросовестной конкуренцией, с учетом ранее изложенной позиции.

Обстоятельства дела

В лицензии «Медэксперта» на медицинскую деятельность указано, что он осуществляет ее в Кирове. Компания заключила контракт на проведение медосмотра персонала Марийского госуниверситета. Медосмотр провели с использованием передвижного медкомплекса.

Марийское УФАС России посчитало, что «Медэксперт» нарушил ст. 14.8 Закона о защите конкуренции, подав заявку на аукцион без надлежаще оформленной лицензии на меддеятельность в Йошкар-Оле. Компанию обязали перечислить в бюджет доход в размере 1,1 млн руб., полученный в результате антимонопольного нарушения (ст. 51).

«Медэксперт» обжаловал решение ведомства в суде. Суды поддержали УФАС, указав, что участники аукциона, потратившие деньги на оформление лицензии, из-за недобросовестной конкуренции лишились возможности победить. Также суды определили, что медучреждение получило выгоду от недобросовестного поведения, поэтому должно вернуть в бюджет все полученные деньги, без учета понесенных расходов (Определение ВС РФ от 02.10.2020 по делу № А38-5347/2019).

«Медэксперт» обратился в КС РФ: по его мнению, оспоренные нормы позволяют ограничивать право предпринимателей на участие в аукционе и обращать в доход государства всю сумму полученной по контракту выручки без учета расходов по его исполнению.

Решение КС РФ и его обоснование

КС РФ признал нормы не противоречащими Конституции РФ и привел важные замечания по их толкованию.

1. Неисполнение или ненадлежащее исполнение хозсубъектом публично-правовых обязанностей само по себе не может рассматриваться как форма недобросовестной конкуренции. Лицо может быть признано нарушившим этот запрет лишь при наличии причинно-следственной связи между его действиями и снижением уровня конкуренции, если такие действия совершены умышленно.

2. Нельзя считать недобросовестной конкуренцией участие хозсубъекта в аукционе без надлежаще оформленной лицензии, поскольку наличие такого документа, а также корректность и полноту изложенных в нем сведений должна выявлять аукционная комиссия заказчика. В этом смысле в качестве недобросовестной конкуренции хозсубъекту можно вменить лишь такие действия (бездействие), которые нацелены на получение конкурентного преимущества за счет введения заказчика в заблуждение о соответствии исполнителя требованиям отраслевого законодательства и тем самым затрудняют отбор поставщика.

3. Обязанность нарушителя перечислить в бюджет в качестве дохода от монополистической деятельности или недобросовестной конкуренции все полученное от совершения такого деяния (ч. 3 ст. 51 Закона о защите конкуренции) нельзя рассматривать как не имеющую конституционных оснований. Однако эта обязанность возникает, только если участие лица в аукционе при отсутствии надлежаще оформленной лицензии признается недобросовестной конкуренцией (с учетом указанных правовых позиций).

Дело заявителя подлежит пересмотру.

Читайте также анализ ключевых положений Постановления КС РФ от 17.02.2022 № 7-П в № 2 журнала «Конкуренция и право» за 2022 г.

 

Суд не признал рекламу радиостанции социальной

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 01.02.2022 по делу № А40-263707/2020 (решение в пользу антимонопольного органа)

Участники дела

АО «Центральная ППК» против ФАС России

Резюме эксперта

Кассация поддержала антимонопольный орган в деле о распространении аудиорекламы радиостанции с призывами носить маски и перчатки в общественных местах. Суд отклонил доводы компании о том, что реклама социальная и на нее не распространяется запрет, предусмотренный ч. 6 ст. 20 Закона о рекламе. Аргументация позиции такова: информация направлена на привлечение внимания, формирование и поддержание интереса к продуктам деятельности радиостанции, а не на достижение благотворительных и иных общественно полезных целей. Также в ней названы радиостанция и ее передача, что запрещено в соцрекламе (ч. 4, 5 ст. 10 Закона).

Обстоятельства дела

В электричке распространялась такая звуковая реклама: «Утреннее шоу на Европе Плюс. Мы так же, как и вы, заботимся об окружающих. Носим маски и перчатки в общественных местах. Спасибо, что тоже бережете друг друга». ФАС России признала рекламу нарушающей запрет на распространение звуковой рекламы с использованием транспортных средств (ч. 6 ст. 20 Закона о рекламе).

«Центральная ППК» обжаловала это решение в суде, полагая, что реклама социальная, а значит, к ней этот запрет не применяется. Две инстанции согласились с позицией антимонопольного органа.

Компания подала кассационную жалобу.

Решение кассации и его обоснование

Суд округа подтвердил законность решения ФАС России и разъяснил два момента.

1. Социальная реклама – это информация, распространенная любым способом, в любой форме и с использованием любых средств, адресованная неопределенному кругу лиц и направленная на достижение благотворительных и иных общественно полезных целей, а также обеспечение интересов государства. В соцрекламе нельзя упоминать о конкретных товарах, товарных знаках, знаках обслуживания и об иных средствах их индивидуализации, о физлицах и юрлицах (п. 11 ст. 3, п. 4 ст. 10 Закона о рекламе).

2. «Европа Плюс» – коммерческая организация, ее работа не носит социально ориентированного характера. В спорной рекламе упоминаются радиостанция и передача (продукты деятельности «Европы Плюс»), ее ведущие, а слушателей благодарят за то, что они берегут друг друга. Таким образом, сообщение направлено на привлечение внимания к продуктам деятельности радиостанции как объектам рекламирования, формирование и поддержание интереса именно к радиостанции. Поэтому такая реклама не может быть признана социальной.

Читайте также

Хасанов Р. Рекламная информация и социальная реклама. В чем разница // Конкуренция и право. 2021. № 6. С. 71–74.

 

Если в журнале есть ссылка на соцсеть с рекламой медуслуг, но в самом издании они не упомянуты, то публикацию нельзя признать рекламой медуслуг

Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 11.02.2022 по делу № А19-13894/2021 (решение в пользу предпринимателя)

Участники дела

ООО «Бизнес партнер» против Иркутского УФАС России

Резюме эксперта

Кассация согласилась с нижестоящими судами, что размещение в печати текста без указания на конкретный объект рекламирования (в этом споре – на медицинские услуги компании) не нарушает запрет на рекламу товаров, для производства и (или) реализации которых требуется получать лицензии/разрешения (п. 7 ст. 7 Закона о рекламе).

При рассмотрении дела не должна учитываться информация из иных источников, в т. ч. из соцсетей, поскольку ее не было в оспариваемом материале издания.

Обстоятельства дела

«Бизнес партнер» – учредитель журнала RAFINAD. В одном из его выпусков опубликована статья о красоте, завершающаяся словами: «Секреты преображения от Беладонны. <…> Хотите стать участником „Секретного чата Эмилии Романовой“ <…> и попасть на прием к Беладонне? Пишите в WhatsApp, Viber…».

УФАС признало это ненадлежащей рекламой медуслуг, нарушающей запрет на рекламу товаров, на производство и (или) реализацию которых требуется получение лицензий или иных специальных разрешений, в случае отсутствия таких разрешений (п. 7 ст. 7 Закона о рекламе).

«Бизнес партнер» обратилcя в суд. Две инстанции не сочли спорную информацию рекламой медуслуг и признали решение УФАС незаконным.

Антимонопольный орган подал кассационную жалобу, отмечая, что суды необоснованно не приняли во внимание акты УФАС об осмотре информации в Instagram, которые подтверждают, что Эмилия Романова оказывает медицинские услуги.

Решение кассации и его обоснование

Кассация оставила в силе принятые судебные акты, сделав два вывода.

1. В статье нет информации об оказании Эмилией Романовой конкретных медуслуг, как и их названий из числа содержащихся в Номенклатуре медицинских услуг (утв. Приказом Минздрава России от 13.10.2017 № 804н). Раз такой объект рекламирования отсутствует, публикация не является рекламой медуслуг.

2. Суды обоснованно отклонили доводы УФАС о том, что рекламой медуслуг является информация в Instagram, которая найдена по контактным данным в конце статьи. Этой информации не было в материале, регулятор не вменял ее как рекламу медуслуг.

Также суды правильно признали, что акты ведомства об осмотре информации не отвечают требованиям относимости и допустимости доказательств, т. к. составлены до даты возбуждения дела и после оглашения резолютивной части оспариваемого решения.

 

Кассация отменила штраф налогового органа за непредставление сведений по антимонопольному запросу

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 18.02.2022 по делу № А70-6980/2021 (решение в пользу налоговой инспекции)

Участники дела

ИФНС по г. Тюмени № 3 против Новосибирского УФАС России

Резюме эксперта

Суд округа поддержал нижестоящие инстанции: антимонопольщики не вправе запрашивать сведения, содержащие налоговую тайну, к которым относятся данные налоговой и бухгалтерской отчетности. Если такая информация размещена на официальном сайте ФНС России, то она не подлежит представлению в силу прямой нормы закона. А если не размещена, то составляет гостайну, а значит, также не представляется по антимонопольному запросу (п. 1.1 ст. 102 НК РФ).

Обстоятельства дела

УФАС запросило в ИФНС в отношении двух компаний:

  • копии расширенных выписок из ЕГРЮЛ и регистрационного дела, а также налоговой и бухгалтерской отчетности;
  • сведения о расчетных счетах и совокупной сумме выручки, связях организаций по признакам аффилированности, о том, соответствуют ли компании понятию «фирма-однодневка», и др.

Налоговый орган отказался представить эту информацию, сославшись на отсутствие у антимонопольщиков права истребовать сведения, составляющие налоговую тайну. За это УФАС оштрафовало инспекцию по ч. 5 ст. 19.8 КоАП РФ на 50 тыс. руб.

ИФНС обратилась в суд. Две инстанции не нашли в ее действиях состава правонарушения.

УФАС подало кассационную жалобу.

Решение кассации и его обоснование

Кассационный суд занял сторону ИФНС и указал:

  • налоговую тайну составляют любые полученные налоговым органом сведения о налогоплательщике, плательщике страховых взносов, за исключением некоторых сведений (п. 1 ст. 102 НК РФ). ФАС России не отнесена к лицам, уполномоченным получать сведения, составляющие налоговую тайну;
  • не являются налоговой тайной сведения о суммах доходов и расходов по данным бухгалтерской (финансовой) отчетности организации за год, предшествующий году размещения этих сведений в Интернете (подп. 11 п. 1 ст. 102 НК РФ). Информация, подлежащая размещению, по запросам не представляется, кроме случаев, предусмотренных федеральными законами;
  • в этом деле на сайте ФНС России опубликованы только сведения о доходах и расходах по данным бухгалтерской (финансовой) отчетности организаций за 2019 г. Аналогичные сведения за 2017, 2018 и 2020 гг. представляют собой налоговую тайну, а за 2019 г. – не подлежат представлению по запросу.

29 марта 2022 г.
Журнал «Конкуренция и право»
Читать    Подписаться


Цифра недели

5 декабря

2022 г. вступил в силу Федеральный закон от 05.12.2022 № 500-ФЗ, расширяющий антикартельные полномочия ФАС России

Опрос
Предлагаемые в пятом антимонопольном пакете меры достаточны для выявления и пресечения антиконкурентных практик цифровых платформ?