Телефон подписки
8 (800) 555-66-00
Новости зарубежного M&A
29 ноября 2022 г.
15 декабря 2022 г. состоится онлайн-конференция «Юридический бизнес России: итоги 2022». Впервые на одной площадке соберутся все организаторы крупнейших юридических конференций России и обсудят самые горячие темы года.
Главная /  Антимонопольные споры. Обзоры судебной практики /  Обзор судебной практики. Выпуск № 5 за 2022 г.
Обзор судебной практики. Выпуск № 5 за 2022 г.

Анна Симаченко,
младший юрист антимонопольной практики «Пепеляев Групп»

 

КС РФ подтвердил правильность порядка привлечения к ответственности за картель

Определение Конституционного Суда РФ от 24.02.2022 № 468-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью „Трейд-Фарм“ на нарушение его конституционных прав статьей 14.32 КоАП РФ, а также подпунктом „к“ пункта 2 части 1 статьи 23 Федерального закона „О защите конкуренции“»

Заявитель

ООО «Трейд-Фарм»

Резюме эксперта

КС РФ не принял жалобу на неконституционность порядка привлечения к ответственности за заключение антиконкурентного соглашения, поданную компанией, которая привлеклась к спору в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований.

Суд отметил, что исключена возможность одновременного привлечения к ответственности в виде штрафа по ст. 14.32 КоАП РФ и выдачи антимонопольным органом предписания о перечислении в бюджет дохода, полученного в результате антимонопольного нарушения. А также со ссылкой на Постановление КС РФ от 17.02.2022 № 7-П (его мы подробно изучили в предыдущем обзоре) еще раз указал на альтернативность этих санкций. При этом предписание может быть выдано, только если невозможно рассчитать штраф, в ином случае лицо привлекают только к административной ответственности.

КС РФ подчеркнул также, что оспариваемое предписание антимонопольного органа не может нарушить конституционные права и законные интересы заявителя, поскольку ему оно не выдавалось.

Обстоятельства дела

Арбитражный суд Уральского округа счел недействительным предписание Свердловского УФАС России о перечислении в федеральный бюджет дохода, полученного вследствие сговора. Суд отметил, что подобное предписание выдается, когда невозможно рассчитать административный штраф исходя из суммы выручки нарушителя от реализации товара (работы, услуги), на рынке которого совершено правонарушение. А УФАС между тем уже наложило такой штраф.

«Трейд-Фарм» выступал в этом деле третьим лицом. Впоследствии ВС РФ отказался рассматривать кассационную жалобу компании на постановление суда округа.

Тогда «Трейд-Фарм» оспорил конституционность ст. 14.32 КоАП РФ и подп. «к» п. 2 ч. 1 ст. 23 Закона о защите конкуренции. По его мнению, эти нормы не соответствуют ч. 1 ст. 1, ст. 8, ч. 1 ст. 19, ст. 34, ч. 3 ст. 35 и ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, поскольку не позволяют взыскивать с привлеченных к административной ответственности картелистов доход, полученный ими вследствие антимонопольного нарушения.

Решение КС РФ и его обоснование

КС РФ отказал компании в принятии жалобы, отметив два момента.

1. Запрет экономической деятельности, направленной на ограничивающие конкуренцию соглашения хозсубъектов, подразумевает возможность применения к нарушителям мер государственного воздействия. Такой мерой является ответственность по ст. 14.32 КоАП РФ, определяющей размер штрафа исходя из суммы выручки нарушителя от реализации товара, на рынке которого совершено правонарушение. Это положение не нарушает конституционные права «Трейд-Фарм», участвующего в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований по предмету спора.

2. Подпункт «к» п. 2 ч. 1 ст. 23 Закона о защите конкуренции наделяет антимонопольный орган полномочием выдавать хозсубъектам предписания о перечислении в федеральный бюджет дохода, полученного вследствие нарушения антимонопольного законодательства. Эта мера предусмотрена как альтернатива административной санкции. Оспариваемая норма Закона отсылочная, не определяет условия выдачи такого предписания и не нарушает конституционные права «Трейд-Фарм», которому это предписание не выдавалось.

 

Само введение заказчиком повышенных требований к участникам закупки не признается нарушением

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 10.03.2022 по делу № А40-265434/2020 (решение в пользу предпринимателя)

Участники дела

АО «Российский сельскохозяйственный банк» против Московского УФАС России

Резюме эксперта

ВС РФ не согласился с нижестоящими инстанциями и антимонопольным органом в том, что наличие у участников закупки опыта выполнения договоров не может служить критерием допуска к участию в торгах.

Заказчики по Закону № 223-ФЗ вправе формировать свою систему закупок с учетом специфики их деятельности и предъявлять к участникам торгов дополнительные требования. Критерий опыта применяется ко всем участникам закупки, не создает преимуществ кому-то из них, устанавливается, чтобы выявить потенциального победителя, максимально соответствующего потребностям заказчика. Введение такого требования позволяет эффективно использовать финансирование.

Обстоятельства дела

Банк проводил запрос предложений по Закону № 223-ФЗ. Участники должны были обладать опытом исполнения аналогичных договоров. УФАС сочло, что это условие ограничивает конкуренцию (п. 2 ч. 1 ст. 3, п. 9 ч. 10 ст. 4 Закона № 223-ФЗ).

Решение и предписание антимонопольного органа банк обжаловал в суде. Три инстанции отклонили его иск, заключив, что действия заказчика противоречат законодательству.

Банк подал кассационную жалобу в ВС РФ.

Решение ВС РФ и его обоснование

ВС РФ не согласился с выводами судов и разъяснил следующее:

  • в силу принципа равноправия недопустимо без объективных причин предъявлять различные требования к участникам закупки, находящимся в одинаковом положении. Само по себе уменьшение числа претендентов в результате предъявления к ним требований не нарушает этот принцип, если соответствие требованиям дополнительно гарантирует заказчику выполнение обязательств победителем закупки и они не направлены на установление преимуществ отдельным лицам либо на необоснованное ограничение конкуренции;
  • суды не установили таких обстоятельств. Критерий наличия опыта выполнения аналогичных услуг и способы его подтверждения не препятствуют участию в торгах и применяются ко всем претендентам. Они не создают преимуществ конкретному лицу, а направлены на выбор победителя, наиболее соответствующего потребностям заказчика, и отвечают целям эффективного использования источников финансирования.

Судебные акты отменены, решение и предписание УФАС признаны недействительными.

 

Рекламу сочли ненадлежащей из-за быстрого воспроизведения существенной информации

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 02.03.2022 по делу № А70-6147/2021 (решение в пользу антимонопольного органа)

Участники дела

ООО «Дом радио», ИП, ООО «Специализированный застройщик „К2“» против Тюменского УФАС России

Резюме эксперта

Кассация поддержала позицию нижестоящих судов и антимонопольного органа и указала, что трансляция на радио рекламы финансовых услуг по привлечению денег «дольщиков» жилого комплекса не позволяет потребителю должным образом воспринять информацию о проектной декларации и наименовании застройщика (обязательные для размещения сведения) из-за скорости ее представления. Такая реклама ненадлежащая и нарушает нормы Закона о рекламе.

Формальное указание существенных сведений о рекламируемом товаре, условий его приобретения или использования не может рассматриваться как их наличие.

Обстоятельства дела

В эфире радиостанций были размещены рекламные ролики следующего содержания: «Встречайте! Дом первый в новом квартале „Колумб“. Стартовые цены на евроквартиры и ипотека 0,5%. Время покупать! Звоните <…>. Строит „Страна“». Далее текст воспроизводился ускоренно. Рекламодатель этой рекламы – ИП, рекламораспространитель – «Дом радио», застройщик – «К2».

УФАС признало рекламу не соответствующей ч. 7 ст. 5, ч. 1, 3, 7 ст. 28 Закона о рекламе, т. к. фрагмент текста с обязательной информацией не поддается восприятию из-за скорости воспроизведения.

Застройщик и предприниматель попытались через суд признать решение УФАС недействительным. Но две инстанции сочли его законным.

Тогда «К2» и ИП подали кассационную жалобу.

Решение кассации и его обоснование

Суд округа оставил в силе принятые акты судов, сделав такие выводы.

1. Спорная информация является рекламой финансовой услуги и представляет собой аудиозапись текста, состоящего из двух частей. В первой указаны название жилого комплекса, сведения об ипотеке по крайне привлекательной ставке 0,5%. Во второй – существенные условия предоставления кредита под этот процент, наименования кредитной организации и застройщика, сведения о месте размещения проектной декларации и др. При этом для восприятия доступна только первая часть текста. Условия из второй части не поддаются восприятию из-за быстроты воспроизведения. В связи с этим суды пришли к верным выводам о несоответствии рекламы Закону о рекламе.

2. Рекламодатель должен соблюдать требования Закона о рекламе, в частности о включении в нее предупреждающих надписей, обязательных сведений или условий оказания услуг. Если информация отображена так, что она не воспринимается / плохо воспринимается, и это приводит к искажению ее смысла и вводит потребителей в заблуждение, то такая информация считается отсутствующей, а соответствующая реклама ненадлежащей. При этом оценивается она с позиции обычного потребителя, не обладающего специальными знаниями.

 

Суд посчитал надлежащим согласие лица на получение рекламы при регистрации на сайте

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 22.03.2022 по делу № А40-144464/2021 (решение в пользу предпринимателя)

Участники дела

СПАО «Ингосстрах» против Московского УФАС России

Резюме эксперта

Кассация поддержала нижестоящие суды и указала, что направление по электронной почте рекламной рассылки о продуктах и услугах компании не нарушает запрет, установленный ч. 1 ст. 18 Закона о рекламе, если на рассылку было дано согласие.

В рассматриваемом деле клиент согласился получать рекламу, чтобы зарегистрироваться в личном кабинете на сайте компании. Затем он мог в любой момент отказаться от рекламной рассылки, но не сделал этого.

Суд также отметил, что согласие на направление рекламы может быть представлено в любой форме, которая говорила бы о четком и явно выраженном волеизъявлении получать рекламу от конкретной компании. Поэтому отклонены доводы УФАС об отсутствии надлежаще выраженного согласия клиента на рекламную рассылку.

Обстоятельства дела

При регистрации в личном кабинете на сайте страховой компании гражданин дал согласие на направление ему рекламы по электронной почте, в т. ч. на информирование о продуктах и услугах. Без такого согласия регистрация была невозможна. При этом в дальнейшем клиент мог в любое время отказаться от рассылки. Такого отказа не последовало, и гражданину на электронную почту пришло рекламное сообщение от «Ингосстраха».

УФАС сочло, что страховщик не получил надлежаще выраженное согласие на направление рекламы (нарушение ч. 1 ст. 18 Закона о рекламе).

«Ингосстрах» оспорил решение ведомства в суде. Две инстанции поддержали компанию и признали решение незаконным.

УФАС подало кассационную жалобу.

Решение кассации и его обоснование

Кассация оставила в силе акты судов по делу, пояснив следующее.

1. Закон о рекламе не определяет порядок и форму получения предварительного согласия абонента на получение рекламы по сетям электросвязи. Значит, оно может быть выражено в любой форме, достаточной для идентификации абонента и подтверждения волеизъявления на получение рекламы от конкретного рекламораспространителя (п. 15 Постановления Пленума ВАС РФ от 08.10.2012 № 58 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами Федерального закона „О рекламе“»).

2. Согласно разъяснениям ФАС России от 14.06.2012 «О порядке применения ст. 18 Федерального закона „О рекламе“» реклама признается распространенной без предварительного согласия абонента или адресата, если рекламораспространитель не докажет, что оно получено. Однако в этом деле клиент, регистрируясь в личном кабинете, подтвердил, что согласен получать информационные сообщения от «Ингосстраха». Гражданин не просил компанию исключить его из рекламной рассылки, поэтому страховщик не нарушил ст. 18 Закона о рекламе.

3. Отсутствие в анкете чек-бокса, позволяющего при ее подписании отказаться от рекламы, не свидетельствует о навязывании данных услуг, ведь по анкете согласие на получение рассылки можно отозвать в любое время, направив соответствующее заявление.

Читайте также

Терешко Ю. Согласие на получение рекламы: топ спорных вопросов // Конкуренция и право. 2021. № 4. С. 33–42.


26 апреля 2022 г.
Журнал «Конкуренция и право»
Читать    Подписаться


Цифра недели

5 декабря

2022 г. вступил в силу Федеральный закон от 05.12.2022 № 500-ФЗ, расширяющий антикартельные полномочия ФАС России

Опрос
Предлагаемые в пятом антимонопольном пакете меры достаточны для выявления и пресечения антиконкурентных практик цифровых платформ?