Телефон подписки
8 (800) 555-66-00
Главная /  Аналитика /  Антимонопольное регулирование vs конкурентное...
Антимонопольное регулирование vs конкурентное развитие

За последние несколько лет в электроэнергетической отрасли отмечается период консолидации генерирующих активов вокруг государственных компаний. Основными причинами указанного процесса являются отсутствие определенности результатов реформирования отрасли и ужесточение государственного регулирования.

Следствием интеграционных процессов стало усиление экономической концентрации в отрасли. В свою очередь, ФАС России в целях ограничения рыночной силы объединенных компаний применяет по отношению к ним такие меры регулирования, которые в ряде случаев оказываются избыточными или негативно влияющими на конкурентные отношения и стимулируют дальнейшее усиление концентрации.

Основными целями антимонопольного регулирования в любой отрасли экономики являются:

1)            развитие конкуренции;

2)            предупреждение и пресечение монополистической деятельности;

3)            контроль деятельности естественных монополий (прозрачность работы и эффективность инвестиционных программ).

В электроэнергетике антимонопольное регулирование в основном сосредоточено на предупреждении и пресечении монополистической деятельности, и реализуемые в рамках данного направления меры в ряде случаев приводят к ограничению конкуренции, вступая в противоречие с развитием конкуренции. При этом, формируя избыточное регулирование в сфере генерации, антимонопольный орган практически не осуществляет контроль деятельности естественных монополий и покупателей электрической энергии и мощности (потребителей и сбытовых компаний).

Меры антимонопольного регулирования

В соответствии со ст. 25 Федерального закона от 26 марта 2003 г. № 35-ФЗ «Об электроэнергетике» (далее – Закон об электроэнергетике) антимонопольный орган вправе в отношении субъектов оптового рынка, в том числе имеющих возможность манипулирования [1], применять в порядке, определенном Правительством РФ, следующие меры регулирования:

государственное регулирование цен (тарифов);

ограничение цен в ценовых заявках;

введение ограничения в виде условия о подаче только ценопринимающих заявок [2];

обязательство предоставить в максимальном объеме всю электрическую энергию и мощность.

В настоящее время соответствующий порядок применения мер антимонопольного регулирования только разрабатывается. Вместе с тем антимонопольный орган обладает возможностью применения и активно применяет меры антимонопольного регулирования и в отсутствие указанного порядка: на рынке электрической энергии – посредством выдачи соответствующих предписаний при согласовании сделок слияний и поглощений, на рынке мощности – в соответствии с Правилами оптового рынка электрической энергии и мощности, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 27 декабря 2012 г. № 1172 (далее – Правила оптового рынка).

Пунктом 103 Правил оптового рынка определено, что антимонопольный орган вправе устанавливать «условия или ограничения участия» в конкурентном отборе мощности поставщиков, занимающих доминирующее положение. Пунктом 104 Правил оптового рынка предусмотрена возможность введения в целях защиты конкуренции «дополнительных требований» к ценовым заявкам, подаваемым для участия в конкурентном отборе мощности такими поставщиками.

Исчерпывающего перечня «условий и ограничений участия» в конкурентном отборе мощности, «дополнительных требований» к ценовым заявкам, а также и оснований, по которым они могут устанавливаться или вводиться, Правилами оптового рынка не определено. Неурегулированность данных вопросов создает для антимонопольного органа широкие дискреционные полномочия [3]. Соответственно в условиях отсутствия утвержденного Правительством РФ порядка применения мер антимонопольного регулирования антимонопольный орган обладает практически безграничными полномочиями, которые может применять весьма выборочно и субъективно.

Примечательным является и тот факт, что антимонопольный орган в соответствии со ст. 25 Закона об электроэнергетике вправе применять меры антимонопольного регулирования в отношении субъектов, которые обладают рыночной властью (имеют возможность манипулировать ценами), но не реализуют ее. Учитывая, что некоторые меры антимонопольного регулирования могут рассматриваться в качестве санкций, антимонопольный орган, по сути, наделен правом наказать субъекта оптового рынка до нарушения им антимонопольного законодательства [4].

Такая ситуация близка по своей логике к запрету на обладание рыночной властью или конкурентными преимуществами, что дестимулирует конкуренцию и стимулирует, по нашему мнению, развитие интеграционных процессов в отрасли – заставляет генерирующие компании искать преимущества не в повышении эффективности, а в укрупнении.

Рассмотрим более подробно отдельные меры антимонопольного регулирования, связанные с ограничением цен в ценовых заявках…

 

Елена Непринцева,

профессор кафедры производственного менеджмента МГТУ «Станкин»,

 Генеральный директор ООО «Образование и Консалтинг»,

кандидат экономических наук

Станислав Шубин,

доцент кафедры производственного менеджмента МГТУ «Станкин»,

 заместитель директора Департамента по развитию рынков электроэнергии

 НП «Совет производителей электроэнергии и

стратегических инвесторов электроэнергетики»,

 кандидат экономических наук

 

Полную версию статьи читайте в печатной версии журнала «Конкуренция и право» № 2, 2013 г.

Оформить подписку:
-
на сайте
- по телефону +7 (495) 649 1806
- по электронной почте
podpiska@cljournal.ru


[1] В соответствии с Законом об электроэнергетике под манипулированием понимается совершение экономически или технологически необоснованных действий, в том числе с использованием доминирующего положения, которые приводят к существенному изменению цен на электрическую энергию и (или) мощность.

[2] Ценовая заявка без указания цены, отражающая намерение участника продать указанный в заявке объем электрической энергии (мощности) по любой сложившейся в результате конкурентного отбора цене. Если объем ценопринимающих заявок превышает объем электрической энергии или мощности, на которые предъявляется спрос, то на рынке формируются нулевые цены.

[3] Следует отметить, что в соответствии с подп. «а» п. 3 Методики проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденной Постановлением Правительства РФ 26 февраля 2010 г. № 96, широкие дискреционные полномочия отнесены к коррупциогенным факторам.

[4] Данная ситуация дополнительно усугубляется тем фактом, что в настоящее время отсутствуют и какие-либо методические рекомендации оценки наличия у субъекта оптового рынка возможности манипулирования ценами. Не предвидится их появление и в дальнейшем.

Журнал «Конкуренция и право»
Читать    Подписаться

14 марта 2013 г.

Оставить комментарий


Внимание! Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Вход для пользователей       Зарегистрироваться



Цифра недели

3-е чтение

в Госдуме прошел закон об антикартельных полномочиях ФАС России

Опрос
Предлагаемые в пятом антимонопольном пакете меры достаточны для выявления и пресечения антиконкурентных практик цифровых платформ?