Воскресенье, 16 июня 2024 г.
Пролистать
Телефон подписки
8 (800) 555-66-00
Главная /  Антимонопольные споры. Обзоры судебной практики /  Обзор судебной практики. Выпуск № 5 за 2023 г.
Обзор судебной практики. Выпуск № 5 за 2023 г.

Элина Галиева,
младший юрист антимонопольной практики «Пепеляев Групп»

 

КС РФ не допустил расширительного толкования норм о картельных иммунитетах

Постановление Конституционного Суда РФ от 30.03.2023 № 12-П «По делу о проверке конституционности части 8 статьи 11 и пункта 1 части 1 статьи 17 Федерального закона „О защите конкуренции“» (нормы признаны конституционными)

Заявители

АО «Специализированный Застройщик „Кошелев-проект Самара“», АО «Кошелев-проект»

Резюме эксперта

КС РФ подтвердил конституционность норм Закона о защите конкуренции о картельных иммунитетах (ч. 8 ст. 11). Суд отметил, что запрет на картели не распространяется на соглашения участников торгов исключительно при формально-юридических признаках контроля одного хозсубъекта в отношении другого или одного лица в отношении хозсубъектов.

КС РФ также указал на невозможность толковать эти нормы расширительно, поскольку это позволяло бы для обхода рассматриваемого запрета создавать видимость контроля, формируя совокупность свидетельствующих о нем фиктивных признаков.

Значимость постановления КС РФ в том, что оно устраняет правовую неопределенность в толковании норм о картельных иммунитетах для группы лиц.

Обстоятельства дела

Самарское УФАС России признало «Кошелев-проект Самара» и «Кошелев-проект» нарушившими п. 2 ч. 1 ст. 11 Закона о защите конкуренции. Ведомство заключило, что девелоперы не конкурировали на аукционах, а участвовали в них совместно, чтобы поддерживать наиболее выгодную цену контрактов.

Статья 11 Закона запрещает ограничивающие конкуренцию соглашения, в т. ч. картели на торгах. При этом в силу ч. 7 статьи запрет не распространяется на соглашения хозсубъектов, входящих в группу лиц, если один из членов группы контролирует другого или такие хозсубъекты находятся под контролем одного лица.

Компании указывали на отсутствие между ними сговора: у них единый бенефициар, они подконтрольны одному физлицу, которое осуществляет функции единоличного исполнительного органа обществ. Поэтому на них распространяются положения ч. 7, 8 ст. 11 Закона о защите конкуренции.

Заявители обжаловали решение УФАС. Три инстанции согласились с антимонопольным органом и отвергли доводы о действии картельных иммунитетов с отношении компаний.

Компании обратились в КС РФ для проверки конституционности спорных положений Закона о защите конкуренции. По их мнению, Закон допускает определение контроля хозсубъектов по формальным признакам, без исследования и учета фактических обстоятельств.

Решение КС РФ и его обоснование

КС РФ прекратил производство по делу о проверке конституционности п. 1 ч. 1 ст. 17 Закона о защите конкуренции, указав, что в этой части жалоба не отвечает условиям допустимости обращений в суд. Норма не может рассматриваться как нарушающая конституционные права компаний, а их доводы по этому вопросу относятся к оценке обоснованности актов судов, вынесенных по их делу, от чего КС РФ воздерживается.

Часть 8 ст. 11 Закона суд признал соответствующей Конституции РФ, разъяснив несколько моментов.

1. Иммунитет от ответственности за картель предоставлен хозсубъектам, образующим группу лиц, если один из них контролирует другого или они находятся под контролем одного лица. Контролем признается возможность прямо или косвенно определять решения другого юрлица. Установлены только два самостоятельных квалифицирующих признака такого контроля: распоряжение более 50% общего количества голосов, приходящихся на голосующие акции (доли) уставного капитала юрлица, и (или) осуществление функций его исполнительного органа.

2. Применительно к запрету картелей на торгах дифференциация хозсубъектов на основе признаков формального контроля не может рассматриваться как произвольная и дискриминационная по отношению к тем из них, кто, образуя группу лиц, не соответствует этим критериям. Нахождение в группе лиц хоть и предполагает возможность влияния участников друг на друга, но оно может не достигать степени, которая позволяет определять решения одного лица как контроль над другим.

3. Расширительное толкование оспариваемых норм препятствовало бы достижению целей антимонопольного регулирования. Более того, если контроль юридически не выражен, он может быть связан с намерением скрыть свою роль в деятельности формально независимого хозсубъекта. Для хозсубъектов, которые образуют группу лиц, но не отвечают установленным признакам контроля, их совместное неконкурентное участие в торгах не является вынужденной и единственно возможной стратегией реализации свободы экономической деятельности. Поэтому нераспространение на них исключения из запрета картелей на торгах не может рассматриваться как несоразмерное ограничение их прав и дискриминация.

Читайте также

КС РФ подтвердил конституционность норм Закона о защите конкуренции о порядке применения картельных иммунитетов на торгах // «Пепеляев Групп», 19.04.2023

 

Кассация признала ограничение конкуренции на рынке оптоволокна

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 07.03.2023 по делу № А40-234236/2020 (решение в пользу антимонопольного органа)

Участники дела

ООО «Алтай-Кабель», ООО «Инкаб», ООО «СарансккабельОптика», ООО «ОКС 01», ООО «Корнинг СНГ» против ФАС России

Резюме эксперта

Суд округа поддержал решение ФАС России о том, что заводы установили барьеры для доступа производителей оптоволокна на рынок (нарушение п. 3 ч. 4 ст. 11 Закона о защите конкуренции).

С точки зрения кассации, долгосрочные соглашения с производителем, по которым заводы регулярного приобретали гарантированный объем продукции, а производитель поставлял ее в преимущественном порядке, создавали дополнительные барьеры для выхода новых игроков на рынок, доступ на который и так был осложнен.

Этот спор может привлечь внимание к вопросу разграничения правомерных договорных условий, определяющих поведение сторон во взаимоотношениях друг с другом и третьими лицами, и тех условий, которые могут привести к ограничению конкуренции.

Обстоятельства дела

Четыре кабельных завода и производитель оптоволокна «Корнинг СНГ» заключили долгосрочные соглашения, которые обязывают заводы приобретать гарантированный объем продукции и дают «Корнинг СНГ» право на приоритетные поставки.

ФАС России установила доминирующее положение «Корнинг СНГ» и пришла к выводу, что в результате многолетней реализации соглашений иным производителям оптоволокна созданы препятствия к доступу на товарный рынок. Служба признала хозсубъектов нарушившими п. 3 ч. 4 ст. 11 Закона о защите конкуренции.

Компании обратились в суд. Первая инстанция при повторном рассмотрении дела признала решение ФАС России незаконным. Суд счел, что в действиях заводов и производителя нет нарушения, поскольку само по себе наличие спорных условий в договоре не означает, что стороны преследовали цель ограничить конкуренцию.

Апелляция отменила решение суда, встав на сторону регулятора.

Компании подали кассационную жалобу.

Решение кассации и его обоснование

Кассационный суд согласился с выводами апелляции:

  • доступ на рынок оптоволокна ограничен высокими барьерами входа: необходимо сделать значительные первоначальные капвложения при длительных сроках их окупаемости и обеспечить поставки преформ (заготовок);
  • гарантия значительного объема товарного рынка на долгий срок только для одного производителя означает определение условий обращения товара на рынке, поскольку из-за обязательства приобретать объем от потребности конкуренция по предложению оптоволокна невозможна и доля «Корнинг СНГ» на рынке не поставлена в зависимость от спроса;
  • наличие таких долгосрочных соглашений:
    – служит препятствием для входа на рынок. Даже если хозсубъект преодолеет другие барьеры, вне зависимости от цены и качества предлагаемого им оптоволокна возможности сбыта не будет;
    – усиливало и без того высокие барьеры входа на рынок для иных производителей.

ВС РФ отказал в передаче дела в СКЭС ВС РФ.

 

Кассация: торговая сеть незаконно отказалась заказывать продукцию у поставщика

Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 27.02.2023 по делу № А23-8366/2021 (решение в пользу антимонопольного органа)

Участники дела

ООО «Торгсервис 71» против Калужского УФАС России

Резюме эксперта

Прекращение торговой сетью сотрудничества с поставщиком может квалифицироваться как нарушение Закона о торговле (создание препятствия для доступа на товарный рынок или выхода из него других хозсубъектов). К такому выводу пришли суды трех инстанций в споре об обжаловании решения УФАС.

Суды отметили: рассматривая эту категорию дел, антимонопольный орган не выходит за рамки своей компетенции и не вмешивается в гражданско-правовые отношения сторон. Он только оценивает, соответствуют ли публичные отношения сети и хозсубъекта антимонопольным требованиям.

Обстоятельства дела

ИП и торговая сеть «Торгсервис 71» заключили договор поставки мясных изделий со сроком действия до 31 декабря 2020 г. В августе 2020 г. «Торгсервис 71» прекратил заказывать продукцию у бизнесмена.

Считая отказ незаконным, ИП пожаловался на действия сети в УФАС, которое признало компанию нарушившей п. 2 ч. 1 ст. 13 Закона о торговле.

«Торгсервис 71» оспорил решение антимонопольного органа в суде. Две инстанции посчитали решение ведомства законным.

Тогда компания подала кассационную жалобу.

Решение кассации и его обоснование

Кассация оставила в силе принятые по делу акты судов, отметив следующее:

  • УФАС правомерно оценило прекращение исполнения договора поставки востребованной потребителями продукции, который заключен по согласованной сторонами цене (хотя и с выходом за пределы ценовой матрицы сети), как создание препятствий для доступа предпринимателя на товарный рынок (нарушение п. 2 ч. 1 ст. 13 Закона о торговле);
  • управление, не определяя гражданско-правовые условия ведения бизнеса, оценило публичные отношения торговой сети и поставщика с точки зрения того, соблюдаются ли антимонопольное законодательство и запреты препятствовать доступу на рынок, а также создаются ли дискриминационные условия. Действия «Торгсервиса 71» правомерно признаны незаконными без вмешательства в частные договорные отношения сторон.

26 апреля 2023 г.
Журнал «Конкуренция и право»
Читать    Подписаться


Цифра недели

15

раз — во столько вырос объем взаимных госзакупок у поставщиков стран ЕАЭС с начала работы Союза по 2022 г.

Опрос
Применяет ли ваша компания в своих бизнес-процессах ИИ-решения?