Среда, 24 июля 2024 г.
Пролистать
Телефон подписки
8 (800) 555-66-00
Главная /  Антимонопольные споры. Обзоры судебной практики /  Обзор судебной практики. Выпуск № 2 за 2023 г.
Обзор судебной практики. Выпуск № 2 за 2023 г.

Элина Галиева,
младший юрист антимонопольной практики «Пепеляев Групп»

 

КС РФ уточнил смысл норм ГК РФ о заключении договора с единственным участником торгов

Постановление Конституционного Суда РФ от 23.12.2022 № 57-П «По делу о проверке конституционности пункта 2 статьи 432, пункта 1 статьи 438, пункта 4 статьи 445, пункта 5 статьи 447 и пункта 4 статьи 448 Гражданского кодекса Российской Федерации» (нормы признаны не противоречащими Конституции РФ)

Заявитель

АО «Системный оператор Единой энергетической системы» (СО ЕЭС)

Резюме эксперта

КС РФ счел, что ряд статей гл. 28 ГК РФ о заключении договора не противоречит Конституции РФ во взаимосвязи с вопросом об обязанности заказчика по Закону № 223-ФЗ заключить договор, если торги с единственным участником признаны несостоявшимися.

Суд указал: обязанность подписать договор по итогам таких торгов должна следовать из положения о закупке заказчика. Но если такого пункта в документе нет, а для заключения договора с единственным участником нет объективных препятствий, это не означает, что заказчик вправе отказать в этом.

Полагаем, что решение КС РФ поможет формированию единообразной практики по вопросу о необходимости заключать договор по итогам несостоявшихся торгов в рамках Закона № 223-ФЗ.

Обстоятельства дела

К участию в электронном конкурсе СО ЕЭС (заказчик по Закону № 223-ФЗ) на выполнение уборки территории допустили только одну заявку. Компания признала торги несостоявшимися и отказалась заключать договор с единственным участником. УФАС посчитало отказ нарушением законодательства о закупках и выдало предписание завершить процедуру торгов.

Это решение СО ЕЭС оспорил в суде. Но суды указали, что заказчик обязан:

  • заключить договор, даже если закупку признали несостоявшейся;
  • соблюдать общие принципы и нормы ГК РФ, не нарушать права единственного участника как экономически более слабой стороны (Определение ВС РФ от 17.03.2021 по делу № А40-250588/2019).

Заявитель обратился в КС РФ, полагая, что:

  • оспариваемые им положения ГК РФ не соответствуют Конституции РФ и по смыслу, придаваемому судебной практикой, ограничивают свободу договора, допускают принуждение организатора торгов к заключению договора с единственным участником даже при признании конкурса несостоявшимся;
  • п. 4 ст. 445 ГК РФ позволяет антимонопольному органу в не предусмотренных законом случаях требовать заключить договор в административном порядке.

Решение КС РФ и его обоснование

КС РФ признал оспариваемые нормы не противоречащими Конституции РФ, отметив несколько моментов.

1. Согласно ГК РФ аукцион и конкурс с одним участником признаются несостоявшимися, но последствия такого решения не регламентированы. Это нельзя считать пробелом, т. к. его восполняют специальные конкретизирующие законы.

2. Так, Закон № 44-ФЗ позволяет ограничить свободу договора организатора торгов понуждением к его заключению с единственным участником. Однако организатор торгов по Закону № 223-ФЗ должен руководствоваться положением о закупке. Уполномоченные госорганы не вправе против его воли нарушать принципы свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства в частные дела и беспрепятственного осуществления гражданских прав.

3. Условие реализации названных принципов – отсутствие в положении о закупке предписаний, создающих условия для дискриминации участника торгов и нарушения его прав. Поэтому документы, регламентирующие закупки, не должны допускать ситуацию, когда заказчик действовал бы в отношениях с единственным участником торгов по своему произвольному усмотрению.

4. Оспариваемые нормы ГК РФ в системной связи с Законом № 223-ФЗ не обязывают заказчика заключить договор с единственным участником торгов, которые признаны несостоявшимися, если в положении о закупке прямо предусмотрено, что торги в этом случае проводят повторно. Если же в положении о закупке это не закреплено или допускается произвольное усмотрение заказчика в вопросе о заключении такого договора, признание торгов несостоявшимися не влечет отказа от заключения договора с их единственным участником, если нет иных объективных препятствий к его заключению.

Выявленный в Постановлении № 57-П конституционно-правовой смысл п. 2 ст. 432, п. 1 ст. 438, п. 5 ст. 447 и п. 4 ст. 448 ГК РФ общеобязателен.

Дело СО ЕЭС подлежит пересмотру.

Читайте также

  • Фролов А. Заключение договора по Закону № 223-ФЗ с единственным участником: обязанность или усмотрение заказчика? // Конкуренция и право. 2023. № 1;
  • Апелляция сочла нарушением незаключение договора с единственным участником закупки по Закону № 223-ФЗ.

 

ВС РФ поставил точку в деле о сговоре «Росгосстраха» и «Капитал Лайф Страхование Жизни»

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 30.11.2022 по делу № А40-157308/2021 (решение в пользу антимонопольного органа)

Участники дела

ООО «Капитал Лайф Страхование Жизни» против ФАС России

Резюме эксперта

ВС РФ признал законными решение и предписание ФАС России по делу о нарушении ч. 4 ст. 11 Закона о защите конкуренции: страховые компании, ранее входившие в одну группу, заключили агентское соглашение, условия которого навязаны, невыгодны для агента и ограничивают конкуренцию на рынке личного страхования.

Суд отметил, что в результате исполнения условий договора доля агента на рынке снижалась с пропорциональным увеличением доли принципала. Это значительно ограничило возможность агента вести бизнес в своем интересе.

Обстоятельства дела

«Капитал Лайф Страхование Жизни» (принципал) и ООО «Росгосстрах» (агент) (ранее входили в одну группу лиц) подписали агентский договор на заключение договоров страхования.

Вознаграждение агента по договору составляло 13,4% от страховой премии. Затем стороны заключили допсоглашения к договору, где определили, что вознаграждение агента рассчитывается как процент от суммы страховой премии в зависимости от выполнения плана по договорам страхования. Также они установили минимальный объем собираемой агентом премии за каждый год. При его снижении агент должен был уплатить принципалу штраф, как и за досрочное расторжение договора.

ФАС России сочла, что такие условия навязаны и невыгодны, ограничивают конкуренцию на рынке личного страхования и нарушают ч. 4 ст. 11 Закона о защите конкуренции.

«Капитал Лайф Страхование Жизни» обратился в суд. Две инстанции признали решение службы неправомерным, а антиконкурентный характер спорных соглашений недоказанным. Также суды отметили, что у ФАС России не было законных оснований вмешиваться в гражданско-правовые отношения участников сделки.

Кассация решения судов отменила, указав следующее:

  • оспариваемые акты приняты на основе полномочий, предоставленных антимонопольным законодательством;
  • соответствие спорных условий соглашений и договора требованиям ГК РФ не исключает наличия в действиях нарушения ч. 4 ст. 11 Закона о защите конкуренции и квалификации условий как антиконкурентных.

«Капитал Лайф Страхование Жизни» подал кассационную жалобу в ВС РФ.

Решение ВС РФ и его обоснование

ВС РФ согласился с кассацией, разъяснив ряд пунктов.

1. Соглашения признаются антиконкурентными и запрещаются в той мере, в какой их заключение позволяет участникам (одному из них) занимать особое экономическое положение на рынке, приобретая атрибуты монополии, за счет ограничения свободы экономической деятельности других игроков рынка. Такие соглашения могут быть признаны нарушающими п. 1 ч. 4 ст. 11 Закона о защите конкуренции, если в результате их заключения для одной из сторон устанавливаются несправедливые условия ведения экономической деятельности и антимонопольный орган доказал, что исполнение соглашений повлечет негативные последствия для состояния конкуренции на соответствующих рынках либо приводит к возникновению таких последствий.

2. Ранее стороны сделки образовывали подконтрольную группу лиц. В 2016 г. «Капитал Лайф Страхование Жизни» вышло из группы и стало конкурентом «Росгосстраха». В 2017 г. компании заключили спорные допсоглашения и агентский договор, которые обязывают «Росгосстрах» собирать страховые премии в пользу «Капитал Лайф Страхование Жизни» под угрозой штрафов. Договоры с такими условиями не могут не приводить к отказу от самостоятельных действий хозсубъекта, который должен исполнять соответствующие финансовые обязательства.

3. ФАС России установила, что эти сделки заключены в рамках реализации устных договоренностей бенефициаров бизнеса, которые затем оформлены в виде договора, обязывающего «Росгосстрах» не конкурировать с «Капитал Лайф Страхование Жизни» на рынках страхования, в т. ч. не продавать и не продвигать продукты/услуги, схожие с его продуктами/услугами. Наличие таких договоренностей «Капитал Лайф Страхование Жизни» не опроверг.

4. Исполнение спорных условий соглашений приводит к снижению доли агента на рынке страхования и пропорциональному увеличению доли принципала без изменения размера их совокупной доли на рынке. То есть принципал замещает и вытесняет долю агента. «Росгосстрах» в значительной мере утратил возможность вести бизнес на рынке страхования в своем интересе, а «Капитал Лайф Страхование Жизни» получил возможность извлекать прибыль и укреплять свое экономическое положение на рынке за счет несоразмерного ограничения свободы деятельности конкурента.

5. Суды первой и апелляционной инстанций не учли, что Закон о защите конкуренции формулирует требования для хозсубъектов при их вступлении в гражданско-правовые отношения. В связи с этим при рассмотрении антимонопольного дела в любом случае изучается поведение участников в гражданском обороте. При антимонопольном контроле действия лиц оцениваются на их соответствие требованиям Закона и выносятся предписания, исполнение которых предполагает изменение поведения участников гражданского оборота в их отношениях.

Читайте также сообщение ФАС России по теме.

 

Кассация не признала отказ в согласовании проектной документации злоупотреблением доминирующим положением

Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 06.12.2022 по делу № А35-7930/2019 (решение в пользу предпринимателя)

Участники дела

ПАО «Квадра» против Курского УФАС России

Резюме эксперта

Суд округа заключил, что сам по себе отказ доминирующей на рынке теплоснабжающей организации согласовать проектную документацию не свидетельствует о злоупотреблении доминирующим положением (нарушение ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции).

Чтобы признать это нарушение, надо было установить в т. ч., что действия компании направлены на недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц в сфере предпринимательской деятельности. Однако в данном случае отказ был связан с объективной необходимостью доработать проект документации.

Обстоятельства дела

УФАС признало «Квадру» нарушившей ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции из-за отказа согласовать учреждению проектную документацию на узел учета тепловой энергии.

«Квадра» оспорила это решение в суде, указав, что не могла согласовать документы из-за замечаний по ним, которые учреждение не устранило.

Суды рассматривали дело несколько раз: сначала решение УФАС сочли законным, но кассация отправила дело на пересмотр. После повторного рассмотрения дела суды признали действия ведомства незаконными.

УФАС подало кассационную жалобу.

Решение кассации и его обоснование

Кассация поддержала теплоснабжающую организацию и оставила судебные акты без изменения, обратив внимание на три положения.

1. По смыслу абз. 1 ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции во взаимосвязи с п. 3, 4 ст. 1 и абз. 2 п. 1 ст. 10 ГК РФ злоупотреблением доминирующим положением признается поведение доминирующего на товарном рынке субъекта, если оно выражается в следующих формах (в т. ч. в одной из них): недопущение, ограничение, устранение конкуренции на товарных рынках; причинение вреда иным участникам рынка, включая извлечение необоснованной (монопольной) выгоды за их счет, иное подобное ущемление их прав. При этом антимонопольный орган обязан доказать, что поведение хозсубъекта является злоупотреблением в одной из этих форм, а в отношении действий (бездействия), указанных в п. 1–11 ч. 1 ст. 10 Закона, – что поведение хозсубъекта образует одно из злоупотреблений, перечисленных в этих пунктах.

2. То, что хозсубъект занимает доминирующее положение, само по себе не означает, что любое несоблюдение им требований законодательства говорит о ведении запрещенной монополистической деятельности (Определение ВС РФ от 04.06.2021 по делу № А60-37315/2019).

3. В этом деле стороны договора теплоснабжения спорили о согласовании проектной документации. При этом «Квадра» объясняла свое поведение необходимостью обеспечить безопасное и качественное теплоснабжение и исключить аварийные ситуации. УФАС не доказало, что в результате таких действий компания злоупотребила своим доминированием.


01 февраля 2023 г.
Журнал «Конкуренция и право»
Читать    Подписаться


Цифра недели

170

дел об антиконкурентных соглашениях и координации экономической деятельности возбудила ФАС России с начала 2024 г.

Опрос
Применяет ли ваша компания в своих бизнес-процессах ИИ-решения?