О журнале Экспертный совет Архив Авторам Контакты
Телефон подписки
8 (800) 555-66-00





Читать    Подписаться
Новости

ФАС России выявила нарушения на закупке строительства моста в Ленинградской области за 3,6 млрд руб.
11 декабря 2019 г.

Мэрии Кургана запретили субсидировать «Водный союз»
11 декабря 2019 г.

Назначен новый заместитель руководителя ФАС России
11 декабря 2019 г.

В Уфе обнаружены признаки дискриминации лоточников
11 декабря 2019 г.

Все новости
 Самое читаемое

Ценовые предписания ФАС России и управление издержками и рисками компаний
Количество просмотров 18014
Сравнительная реклама в российском законодательстве
Количество просмотров 13963
Антимонопольное регулирование США и Европы: проблемы сближения
Количество просмотров 13763
Трансляция VII Петербургского Международного Юридического Форума
Количество просмотров 22586
Что такое антимонопольный комплаенс?
Количество просмотров 16419
 Обзоры




Главная /  Антимонопольные споры. Обзоры судебной практики /  Обзор судебной практики. Выпуск № 8 за 2019 г.
Обзор судебной практики. Выпуск № 8 за 2019 г.


Елена Рыбальченко,

юрист санкт-петербургской корпоративной практики компании «Пепеляев Групп»


Участвовать в торгах на охрану госимущества вправе любое лицо вне зависимости от ведомственной принадлежности объектов

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 07.06.2019 по делу № А56-1296/2018 (решение в пользу антимонопольного органа)

Участники дела

ФГУП «Охрана» Росгвардии против УФАС по Санкт-Петербургу

Резюме эксперта

ВС РФ подчеркнул, что в госзакупке вправе участвовать любые заинтересованные лица, соответствующие требованиям к ее участникам. При этом законодательство позволяет службам ведомственной охраны охранять не только те объекты государственной собственности, которые находятся в сфере ведения создавших эти организации госорганов.

Обстоятельства дела

Северный флотский военный суд провел аукцион на охрану своего здания. Проигравший участник аукциона – ФГУП «Охрана» Росгвардии – пожаловался на действия заказчика в антимонопольный орган. Предприятие полагало, что победитель (ФГУП «Управление ведомственной охраны Минтранса России») вправе охранять только объекты, находящиеся в ведении Минтранса России и подведомственных ему органов исполнительной власти.

УФАС жалобу не удовлетворило, посчитав, что нарушений Закона № 44 допущено не было.

«Охрана» обратилась в суд. Суды трех инстанций поддержали ее. По их мнению, законодательство позволяет УВО Минтранса России заниматься только ведомственной охраной. А значит, заказчик был не вправе допускать предприятие к аукциону, а УФАС неправомерно отказало «Охране» в удовлетворении жалобы.

УВО Минтранса России подало кассационную жалобу в ВС РФ.

Решение СКЭС ВС РФ и его обоснование

СКЭС ВС РФ отменила принятые по делу судебные акты, обратив внимание нижестоящих судов на три момента.

1. Цели Закона № 44-ФЗ – повышение эффективности, результативности осуществления госзакупок, обеспечение гласности и прозрачности при их проведении, предотвращение коррупции и других злоупотреблений в этой сфере. Контрактная система в сфере закупок направлена на создание равных условий для обеспечения конкуренции между участниками закупок (ст. 8 Закона). Любое заинтересованное лицо по законодательству о контрактной системе имеет возможность стать поставщиком (подрядчиком, исполнителем). При осуществлении закупок должен соблюдаться принцип добросовестной ценовой и неценовой конкуренции между их участниками, необоснованное ограничение числа которых недопустимо.

2. Из положений ст. 8 Федерального закона от 14.04.1999 № 77-ФЗ «О ведомственной охране» следует, что такая охрана направлена на защиту объектов, которые являются государственной собственностью и (или) находятся в сфере ведения соответствующих федеральных госорганов. Охраняемые объекты иных форм собственности, находящиеся в сфере ведения соответствующих федеральных госорганов, защищаются на основании заключенных договоров. Следовательно, организации ведомственной охраны не ограничены только объектами охраны, находящимися в ведении создавших эти организации госорганов.

3. Таким образом, в закупке на охрану объектов, являющихся госсобственностью и находящихся в ведении иных госорганов, вправе участвовать любые заинтересованные лица, соответствующие требованиям к участникам закупки, независимо от ведомственной принадлежности объектов.

ВС РФ пришел к выводу, что антимонопольный орган правомерно отклонил жалобу «Охраны».

 

Указание в проекте контракта цены с НДС не нарушает права участников торгов, находящихся на УСН

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 30.05.2019 по делу № А40-88142/2018 (решение в пользу предприятия)

Участники дела

ФКП «Государственный казенный научно-испытательный полигон авиационных систем» против УФАС по Московской области

Резюме эксперта

ВС РФ подтвердил: госзаказчик вправе указывать в проекте контракта, что цена включает НДС. Это не нарушает права участников, применяющих УСН, поскольку не создает для них безусловной обязанности уплатить налог (обязанность исчислить и уплатить НДС возникнет, только если они сами выставят счет-фактуру с выделенной в нем суммой налога).

Обстоятельства дела

Государственный казенный научно-испытательный полигон авиационных систем установил в аукционной документации (проекте контракта) цену, включив в нее НДС. Участник аукциона, находящийся на УСН, пожаловался в антимонопольный орган, посчитав свои права нарушенными: в проекте контракта не было условия об уменьшении цены для участника закупки, применяющего УСН.

УФАС жалобу удовлетворило, но полигон оспорил это решение в суде.

Три инстанции признали решение УФАС законным. Они исходили из того, что неустановление в контракте условия об уменьшении суммы, подлежащей уплате лицу, которое использует УСН, нарушает требования ч. 1 ст. 34 Закона № 44-ФЗ. Суды сослались на п. 2 ч. 13 ст. 34 Закона, по которому в контракте должно быть условие о снижении цены на сумму обязательных платежей, если заказчик перечисляет их в бюджет.

Не согласившись с позицией судов, полигон обратился с кассационной жалобой в ВС РФ.

Решение СКЭС ВС РФ и его обоснование

Коллегия признала решение УФАС незаконным, опираясь на следующие доводы.

1. По общему правилу при заключении и исполнении контракта изменение его условий не допускается (ч. 2 ст. 34 Закона № 44-ФЗ). По итогам аукциона заказчик заключает и оплачивает контракт по цене, предложенной участником закупки, с которым заключается контракт, вне зависимости от применяемой этим участником системы налогообложения. Корректировка заказчиком цены контракта, предложенной лицом на УСН, при проведении аукциона, а также при заключении контракта с таким участником размещения заказа не допускается.

2. Часть 13 ст. 34 Закона № 44-ФЗ, действовавшая в спорный период, предусматривала включение в контракт условия об уменьшении подлежащей уплате суммы на размер налоговых платежей, связанных с оплатой контракта, только в отношении физических лиц. Новая редакция этой статьи не распространяется на ранее возникшие правоотношения и в данном случае применению не подлежала.

3. Указание заказчиком в проекте контракта цены, включающей НДС, не возлагает на участника закупки, применяющего УСН, безусловной обязанности по исчислению и уплате НДС. Такая обязанность может возникнуть лишь при выставлении налогоплательщиком по своей инициативе счета-фактуры с выделенной в нем суммой налога.

ВС РФ заключил, что указание заказчиком в проекте контракта цены, включающей НДС, не противоречило Закону № 44-ФЗ и нормам НК РФ.

 

Суд разобрался в полномочиях ФАС России и Росрыболовства в делах о прекращении права на добычу биоресурсов

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 04.06.2019 по делу № А40-95546/2017 (решение в пользу антимонопольного органа)

Участники дела

Прокуратура Москвы против ФАС России

Резюме эксперта

Суд пояснил, что Росрыболовство расторгает с пользователем договор на добычу водных биоресурсов на основании заключения ФАС России о выявлении факта нахождения пользователя под контролем иностранного инвестора. В этой связи Росрыболовство не обладало компетенцией заключать мировое соглашение и именно у антимонопольного ведомства были необходимые полномочия для его подписания.

Обстоятельства дела

При рассмотрении судебного дела о нахождении АО «ДМП-РМ» под контролем иностранного инвестора до получения права на вылов рыбы ФАС России и компания подписали мировое соглашение. В нем определено, что:

  • на дату заключения соглашения иностранный инвестор не контролирует ДМП-РМ; мажоритарные акционеры компании являются добросовестными приобретателями акций, поэтому нет оснований для принудительного прекращения права ДМП-РМ на добычу водных биоресурсов;
  • следовательно, у ФАС России отсутствует обязанность направлять в Росрыболовство заключение для принудительного прекращения права компании на добычу водных биоресурсов.

Прокуратура Москвы полагала, что ФАС России не имела права заключать мировое соглашение и вышла за пределы своих полномочий, поскольку определение оснований для применения к пользователям мер по принудительному прекращению права на добычу водных биоресурсов находится в компетенции Росрыболовства.

В связи с этим Прокуратура подала кассационную жалобу в суд округа.

Решение кассации и его обоснование

Кассационная инстанция жалобу не удовлетворила и отметила следующее.

1. Антимонопольный орган вправе заключать соглашения по делам об оспаривании его решений и предписаний, в т. ч. соглашения об обстоятельствах рассматриваемого дела (п. 11.1 Регламента ФАС России, утв. Приказом от 09.04.2007 № 105; п. 28 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.06.2008 № 30).

2. Для принудительного прекращения права на добычу водных биоресурсов требуется заключение ФАС России о выявлении факта нахождения пользователя под контролем иностранного инвестора (Правила принудительного прекращения права на добычу (вылов) водных биоресурсов, утв. Постановлением Правительства РФ от 06.06.2016 № 502). На основании этого заключения Росрыболовство расторгает с пользователем договор на добычу водных биоресурсов.

3. Таким образом, сначала ФАС России выносит заключение и направляет его в Росрыболовство, и только затем Росрыболовство принудительно прекращает право на добычу.

Правоотношения, связанные с подготовкой антимонопольным ведомством заключения о выявлении факта нахождения пользователя под контролем иностранного инвестора, не входят в компетенцию Росрыболовства.

Суд пришел к выводу, что ФАС России действовала в пределах своих полномочий, а условия мирового соглашения соответствовали законодательству.


08 августа 2019 г.





 

№ 5, 2019 (сентябрь-октябрь)

 Опрос

Какие законодательные шаги необходимо предпринять в первую очередь для эффективного развития конкуренции на уровне ЕАЭС?