Вторник, 21 мая 2024 г.
Пролистать
Телефон подписки
8 (800) 555-66-00
Главная /  Главные сюжеты /  Маркетплейсы берут на карандаш
Маркетплейсы берут на карандаш

Елена Соколовская,
главный эксперт журнала «Конкуренция и право»

 

Опубликовано в журнале «Конкуренция и право» № 2, 2024 г.

Разные страны ищут способы защитить конкуренцию в сфере интернет-торговли и снизить риск монополизации. Россия не исключение. Причем за последнее время наметился переход от саморегулирования электронной коммерции к большей регламентации. Рассмотрим одну из инициатив, которой предлагается установить запреты и обязанности для маркетплейсов.

Значимость маркетплейсов, их роль на рынке возрастают. Но и случаи, когда владельцы таких платформ допускают нарушения законодательства о защите конкуренции, уже не редкость. Антимонопольные ведомства разных стран возбуждают дела в отношении маркетплейсов и налагают многомиллиардные штрафы. За рубежом цифровые рынки получают все большее регулирование и государственный контроль.

6,4
трлн руб.
составил в 2023 г. объем интернет-торговли в РФ, по данным Ассоциации компаний интернет-торговли 

50
процентов
превысила доля маркетплейсов в общем объеме интернет-торговли по состоянию на июнь 2023 г.

 

Примеры зарубежного регулирования

В КНР 7 февраля 2021 г. было выпущено Антимонопольное руководство Антимонопольной комиссии Госсовета по платформенной экономике. В нем дано определение доминирования платформы электронной коммерции на рынке и раскрыто, в чем может выражаться злоупотребление этим положением, затронуты вопросы использования алгоритмов и сбора данных потребителей с целью манипулирования рынком, указано на порядок определения его границ.

На уровне Евросоюза 6 марта 2024 г. полностью вступил в силу Закон о цифровых рынках (Digital Markets Act, DMA). Он направлен на определение gatekeepers — тех участников, которые потенциально представляют особую значимость для конкуренции и деятельность которых может помешать ее сохранению и развитию. В список gatekeepers, опубликованный Еврокомиссией в сентябре 2023 г., вошел Amazon — американский маркетплейс, который используют покупатели и продавцы со всего мира.

 

Возникает вопрос: каково регулирование этой сферы в России?

До последнего времени оно развивалось в основном по пути саморегулирования.

В 2022 г. Wildberries, Ozon и «Яндекс.Маркет» создали общую информационную систему со сведениями о продавцах контрафакта, а Wildberries запустил сервис защиты правообладателей и покупателей от подделок. В 2023 г. ОКЮР, представители маркетплейсов, правообладатели и ФАС России разработали Практики по взаимодействию маркетплейсов с правообладателями и продавцами в рамках предотвращения реализации контрафактного товара. Практики уже активно применяются: в 2023 г. на таких платформах по жалобам правообладателей было заблокировано 2,4 млн карточек поддельной продукции1.

Тем не менее вопрос, достаточно ли саморегулирования, зазвучал острее. В антимонопольный орган все чаще поступают жалобы на деятельность маркетплейсов — в основном из-за непрозрачности работы, принудительного участия в акциях, односторонних изменений договорных условий, комиссий, проблем с приемкой, хранением, доставкой и возвратом товаров и т. д.2

Первым значимым шагом в сторону усиления госконтроля стал пятый антимонопольный пакет (Федеральный закон от 10.07.2023 № 301-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон „О защите конкуренции“»), положения которого вступили в силу 1 сентября 2023 г. В результате были установлены запрет монополистической деятельности на цифровых рынках, а также количественные и качественные критерии для определения доминирования владельцев платформ.

Россия явно начала двигаться от саморегулирования цифрового рынка в сторону регламентации его деятельности

Сейчас наблюдаем новый виток. За последние полгода на рассмотрение нижней палаты парламента поступили несколько инициатив о дополнительных требованиях для маркетплейсов. Одна из них — законопроект № 568223-8 «О государственном регулировании торговой деятельности агрегаторов информации о товарах в Российской Федерации и о внесении изменений в Федеральный закон „Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации“» (далее — Законопроект), внесенный в Госдуму 5 марта 2024 г.

Законопроект разработан в целях установления основ государственного регулирования деятельности агрегаторов информации на товары (маркетплейсов), недобросовестное поведение которых может создавать отрицательные последствия для продавцов и пунктов выдачи заказов, ставить их в невыгодное положение, вынуждать работать на условиях, противоречащих их коммерческим интересам, а также создавать дополнительные возможности для монополизации рынка путем использования недобросовестных практик.

Эти поправки предусматривают две группы требований к деятельности компаний электронной торговли.

1. Универсальные адресованы всем маркетплейсам.

2. Специальные предъявляются к агрегаторам, занимающим значимое положение на рынке, и направлены на снижение его монополизации.

Остановимся на второй группе.

Прежде всего вводится термин «агрегатор информации о товарах, занимающий значимое положение на рынке». Под это понятие будет подпадать маркетплейс, если доля сделок на нем, совершаемых между продавцами и покупателями, в стоимостном выражении превышает 20% от общего объема сделок на маркетплейсах в РФ за предшествующий календарный год.

Согласно Законопроекту, такому агрегатору запрещается в том числе:

  • создавать: дискриминационные условия, определяемые в соответствии с Федеральным законом от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции»; препятствия для доступа на товарный рынок или выхода с него других хозсубъектов;
  • навязывать контрагенту: услуги по продвижению товаров, логистические и другие подобные услуги, не относящиеся к организации электронной торговли;
  • создавать преимущества в позиционировании информации о продукции, продвижении, доставке или выдаче товара, продавцом которого является владелец этого агрегатора, по сравнению с товарами иных продавцов на маркетплейсе;
  • безвозмездно проводить мероприятия, связанные со снижением стоимости продукции, реализуемой на агрегаторе, за исключением случаев, когда его владелец является продавцом такой продукции.

Законопроектом также установлены обязанности владельцев маркетплейсов:

  • уведомлять об изменении договора, ухудшающем положение продавцов или владельцев пункта выдачи заказов, за 30 дней до его вступления в силу;
  • разрабатывать и публиковать в свободном доступе свою коммерческую политику, предусматривающую стоимость услуг маркетплейса, основания предоставления скидок и их размер.

Уполномоченным органом по государственному контролю (надзору) за соблюдением этих требований, считают авторы инициативы, должна быть ФАС России. Предлагается предоставить ей полномочия по рассмотрению дел о нарушении соответствующих правил в порядке, закрепленном антимонопольным законодательством.

Таким образом, Россия явно начала двигаться от саморегулирования цифрового рынка в сторону регламентации его деятельности. Это происходит путем совершенствования законодательства в сфере антимонопольного регулирования цифровых платформ.

Полагаем, скоро также будет активно вырабатываться и практика применения новых норм, которая ввиду специфики цифровой среды может формироваться преимущественно на основе case-by-case basis.

 

1. 2,4 млн карточек товаров было заблокировано на маркетплейсах по жалобам правообладателей // Сайт ФАС России. 25.01.2024. URL: https://fas.gov.ru/news/33041.

2. ФАС: при эффективности механизмов саморегулирования маркетплейсов отпадает необходимость в их регулировании // Сайт Карельского УФАС России. 23.06.2022. URL: https://karelia.fas.gov.ru/news/17897.


Журнал «Конкуренция и право»
Читать    Подписаться
12 апреля 2024 г.

Цифра недели

1610

нарушений в применении нацрежима выявила ФАС России за 2023 г.

Опрос
Необходимо ли сегодня дополнительное госрегулирование для маркетплейсов?