Телефон подписки
8 (800) 555-66-00
6–7 октября 2022 г. в Алматы пройдет VIII Евразийский антимонопольный форум. Организаторы – Агентство Республики Казахстан по защите и развитию конкуренции, Центр защиты конкуренции, Альянс антимонопольных экспертов и Международный центр конкурентного права и политики БРИКС.
15 ноября 2022 г. Право.ru проведет ежегодный Litigation Forum, на котором эксперты в области судебного процесса поделятся опытом и знаниями, необходимыми для эффективной работы.
Главная /  Аналитика /  Рекламные разъяснения ВАС РФ
Рекламные разъяснения ВАС РФ

ВАС РФ обсуждает проект постановления Пленума о практике применения Закона о рекламе. Последние разъяснения высшей арбитражной инстанции, посвященные рекламной деятельности, датированы, можно сказать, прошлым веком. В далеком 1998 году Президиум ВАС РФ выпустил соответствующее информационное письмо № 37. Поэтому готовящийся сейчас проект давно ожидаем.  О новых подходах к рекламным делам и о том, какие положения документа вызвали наиболее оживленные дебаты, читателям журнала «Конкуренция и право» рассказывает один из его разработчиков − главный консультант Управления публичного права и процесса Высшего Арбитражного Суда РФ Виталий Леонидович Гребенников.

Виталий Леонидович, первый пункт проекта разъясняет основополагающий  вопрос, который вызвал оживленную дискуссию при обсуждении, −  какую информацию признавать рекламой, а какую − нет. Можно ли, на Ваш взгляд, четко разграничить рекламу и информацию, которая таковой не является?

– К сожалению, Закон о рекламе не дает четкого ответа на этот вопрос. Определение рекламы содержится в п. 1 ст. 3 Закона о рекламе. Согласно определению к рекламе можно отнести любую информацию, которая так или иначе направлена на привлечение внимания к рекламируемому товару или к юридическому лицу, производящему или реализующему товар.

Вместе с тем в Законе говорится и о том, что он, например, не распространяется на информацию, раскрытие или распространение которой является обязательным в соответствии с федеральным законом.

Применяя такие критерии оценки информации, очень трудно на практике выделить как раз ту, которая не является рекламой.

В проекте мы постарались дать толкование по разграничению информации на рекламную и таковой не являющейся, используя категорию цели. То есть если информация не содержит сведений рекламного характера или направлена в большей степени на информирование потребителя о товаре, его свойствах, то ее не следует рассматривать как рекламу. Критерии разграничения не идеальны, но в рамках постановления Пленума перечислить все возможные случаи, когда та или иная информация признается рекламой или не признается, невозможно. Я думаю, что дополнением к данному разъяснению будут являться постановления Президиума ВАС РФ по конкретным делам, в которых с учетом обстоятельств дела на примерах можно будет установить более четкие критерии по разграничению информации. И такие дела уже есть.

Проект предусматривает два диаметрально противоположных варианта разъяснений о публичном опровержении недостоверной рекламы.  В одном случае антимонопольный орган должен доказать, что такая реклама нарушила права и интересы третьих лиц, во втором − об обязанности представлять эти доказательства не говорится. На каком варианте решено остановиться и почему?

– Во время обсуждения данного вопроса были высказаны две основных точки зрения по поводу необходимости доказывать то обстоятельство, что недостоверная реклама нарушила права третьих лиц. Сторонники позиции о том, что доказывать последствия нарушения необходимо, исходили из того, что размещение в СМИ опровержения является платным и потребует от лица некоторых расходов. Следовательно, прежде чем подвергнуть такое лицо необходимости несения затрат, антимонопольный орган должен доказать, что недостоверная реклама нарушила чьи-то права и интересы.

В результате обсуждения этого вопроса на заседании Президиума, которое сопровождалось забавными примерами из жизни о том, например, как можно доказать недостоверность рекламы, которая гласит: «Уринотерапия – живая вода», большинство сошлось во мнении, что недостоверная реклама сама по себе уже несет угрозу нарушения прав и интересов третьих лиц и при таких обстоятельствах ничего дополнительно доказывать не нужно. На этом как раз и был основан второй подход.

Каким образом разграничивается реклама на дорожных знаках и информация маршрутного ориентирования?

–  Чтобы ответить на этот вопрос, мы опять должны вернуться к тому, с чего начали. По каким критериям следует отграничивать рекламу от информации, а в данном случае информации, которая размещается на знаках маршрутного ориентирования. И неизбежно вернемся к критерию цели размещения информации.

Если цель привлечь внимание потребителя к товару – это одна ситуация. Но в разъяснении говорится о том, что если какая-то информация, размещенная на знаке маршрутного ориентирования, необходима, простите за тавтологию, для ориентирования на местности, то мы не должны считать такую информацию рекламой. В проекте постановления Пленума, на мой взгляд, все достаточно понятно изложено.

Представители ФАС России возражали против подобного подхода, но их аргументы не нашли поддержки у других участников совещания. Как мне кажется, итог дискуссии очень удачно подвел заместитель Председателя ВАС РФ В.В. Витрянский, когда он заметил, что если кому-то надо попасть в аэропорт «Домодедово», то просто знак указателя «Аэропорт» вряд ли приведет к желаемому результату, если учесть, что в московском регионе существуют как минимум три аэропорта. Так же обстоит дело с гостиницами, музеями, торговыми центрами и т.д.

Полностью текст интервью читайте в печатной версии журнала «Конкуренция и право» № 4, 2012 г.

Оформить подписку:
-
на сайте
- по телефону +7 (495) 649 1806
- по электронной почте
podpiska@cljournal.ru

Журнал «Конкуренция и право»
Читать    Подписаться

01 августа 2012 г.

Оставить комментарий


Внимание! Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Вход для пользователей       Зарегистрироваться



Опрос
Предлагаемые в пятом антимонопольном пакете меры достаточны для выявления и пресечения антиконкурентных практик цифровых платформ?