О журнале Экспертный совет Архив Авторам Контакты
Телефон подписки
8 (800) 555-66-00





Читать    Подписаться
Новости

В Госдуму внесены поправки к Закону о рекламе
05 марта 2021 г.

Минпромторг России предложил проработать использование эскроу-счетов в госзакупках
05 марта 2021 г.

Утвержден порядок вынесения предостережения в рамках контроля за соблюдением правил конкуренции на трансграничных рынках ЕАЭС
05 марта 2021 г.

Кассация подтвердила решение по липецкому картелю в сфере здравоохранения
05 марта 2021 г.

Ведомства разъяснили особенности закупок текстиля
05 марта 2021 г.

Две компании оштрафованы за неисполнение антимонопольных предписаний
05 марта 2021 г.

ФАС России предотвратила подорожание более 7 тыс. лекарств в 2020 г.
04 марта 2021 г.

Вышел обзор практики внутриведомственной апелляции ФАС России за III квартал 2020 г.
04 марта 2021 г.

Еще      Все новости
 Самое читаемое

Трансляция VII Петербургского Международного Юридического Форума
Количество просмотров 42622
Ценовые предписания ФАС России и управление издержками и рисками компаний
Количество просмотров 20486
Что такое антимонопольный комплаенс?
Количество просмотров 19783
Антимонопольное регулирование США и Европы: проблемы сближения
Количество просмотров 17895
Сравнительная реклама в российском законодательстве
Количество просмотров 17869
 Обзоры

 Анонcы

Научно-практическая конференция «Публично-правовые условия гражданского оборота: налоговый и антимонопольный аспекты»
11–12 марта 2021 г. Исследовательский центр частного права имени С.С. Алексеева при Президенте РФ при поддержке Верховного Суда РФ проведет научно-практическую конференцию «Публично-правовые условия гражданского оборота: налоговый и антимонопольный аспекты».
Полный текст
XVII Юридический форум России
19 марта 2021 г. в Москве состоится XVII Юридический форум России. Организатор – «Ведомости. Конференции».
Полный текст
Антимонопольный форум ОКЮР «Здоровая экономика = здоровая конкуренция»
26 марта 2021 г. с 09:00 до 16:30 Ассоциация «Некоммерческое партнерство „Объединение корпоративных юристов“» при поддержке ФАС России и Евразийской экономической комиссии проведет Антимонопольный форум «Здоровая экономика = здоровая конкуренция».
Полный текст



Монополия: что такое хорошо и что такое плохо?

Монополия: что такое хорошо и что такое плохо?

Часть 5 статьи 10 закона о защите конкуренции запрещает хозяйствующим субъектам, занимающим доминирующее положение, экономически или технологически не обоснованные отказы либо уклонение от заключения договора с отдельными покупателями.

В чем заключаются плюсы и минусы этой законодательной нормы? Действительно ли нужно понуждать доминирующие компании (или монополистов) к заключению договоров? Что подсказывает экономическая теория? На эти и другие вопросы редакции отвечает наш эксперт Виталий Пружанский, консультант компании RBB Economics в области антимонопольного регулирования, доктор экономических наук.

Виталий, как к вопросу о принуждении монополиста к заключению договора подходят антимонопольные ведомства развитых стран?

В теории и практике антимонопольного регулирования США и Европы принята следующая точка зрения. Если действия (доминирующей) компании не ограничивают конкуренцию, антимонопольным органам нет причин вмешиваться. Другими словами, до тех пор пока (доминирующие) компании не пытаются оградить себя от конкурентного давления путем отказа от заключения договоров, антимонопольному органу не стоит беспокоиться.

Поясним это на следующем примере. Допустим, что есть вертикально интегрированная компания А, которая производит некий промежуточный товар для использования его исключительно в производственных целях. Предположим, что компания А признана доминирующей. Такая компания А может продавать этот промежуточный товар своему собственному (или дочернему) предприятию, а также предприятию В, с которым компания А конкурирует в сегменте розничных продаж. Отказ от заключения договора между А и В, т.е. отказ компании А от поставок независимой компании В, может помочь ограничить конкурентное давление на компанию А, поскольку она тем самым «устраняет» своего конкурента В с розничного рынка. В этом случае антимонопольные органы могут легитимно заинтересоваться таким поведением компании А и начать расследование.

При этом необходимо оговориться, что даже если ситуация в точности соответствует описанной выше, это не свидетельствует об автоматическом нарушении антимонопольного законодательства и не освобождает антимонопольные органы от проведения всестороннего исследования, включающего анализ барьеров входа на рынок и других конкурентных ограничений, которым компания А может быть подвержена. Например, если после вытеснения конкурента В розничный рынок все равно остается в достаточной степени высококонкурентным, нельзя автоматически считать, что компания А своими действиями значительно усилила свое доминирующее положение.

В то же время существует масса случаев, когда отказ от заключения договора не наносит никакого вреда конкуренции. Например, доминирующая компания прерывает отношения с неэффективным дистрибутором, который не обеспечивает оговоренный объем продаж. Или доминирующая компания имеет ограниченный объем производственных мощностей и не может удовлетворить весь спрос, а потому обслуживает только тех потребителей, которые готовы заплатить больше других. В этих случаях компании, с которыми доминирующие производители отказываются заключать договор, несут определенные потери и могут обращаться в антимонопольный орган или суд для защиты своих интересов. Однако антимонопольные органы не должны автоматически обвинять доминирующие компании в злоупотреблении, если путем отказа от заключения договора такие компании не ослабляют конкуренцию на рынке и не усиливают своего собственного доминирующего положения.

А почему же вмешательство антимонопольного органа не является оптимальным, если нет ослабления конкуренции? В чем логика такого подхода?

В антимонопольных расследованиях такого рода всегда надо задавать себе вопрос: в чем заключается экономическая выгода для компании, которая отказывается от заключения договора? По логике компания не будет отказываться от выгодного бизнеса, если только она не усиливает свое доминирующее положение путем отказа от договора. В последнем случае, как мы обсудили выше, антимонопольные органы могут обратить внимание на такую ситуацию. Однако если ослабления конкуренции не происходит, а доминирующая компания все равно от договора отказывается, то есть какие-то негативные аспекты такого договора. Например, неэффективность дистрибутора, о которой говорилось выше. Представляется, что компания должна сама решать, что делать в данной ситуации, поскольку у нее есть собственный экономический интерес повышать продажи и обеспечивать эффективность дистрибуции товаров.

Необходимо подчеркнуть, что антимонопольное законодательство не должно ущемлять гражданские права юридических лиц: последние должны быть свободны в заключении каких-либо договоров со своими контрагентами. Такой точки зрения придерживаются антимонопольные органы развитых стран, в которых конкурентное право и антимонопольное законодательство уже значительно отшлифовалось. В частности, в Европейском Союзе в Правилах по оценке доминирующего положения[1], являющихся основным документом в такого рода антимонопольных расследованиях, указано следующее:

«Тот факт, что доминирующие компании (или компании, которые потенциально могут стать доминирующими) будут обязаны заключать договоры против своей воли, может привести к тому, что такие компании будут сокращать свои инвестиции в данный род деятельности или отказываться от него вовсе… Ни то, ни другое не приведет к повышению благосостояния потребителей в долгосрочном периоде» (ст. 75).

Таким образом, не считается, что такое принуждение автоматически будет в интересах потребителей. При принуждении доминирующих компаний заключать договор антимонопольные органы должны наглядно показать, что отказ от заключения нанесет ощутимый ущерб конкуренции, а наличие договора, напротив, приведет к ощутимой выгоде и перевесит все потенциальные негативные эффекты, в частности снижение привлекательности дальнейших инвестиций доминирующей компанией.

Зачастую как такового отказа от заключения договора на практике не бывает, а имеет место ситуация, при которой стороны просто не могут договориться о цене. Например, продавец товара запрашивает высокую цену, которую покупатель не хочет платить, а потому обращается в антимонопольную службу, чтобы повлиять на продавца. Подобная ситуация возникла недавно в споре между производителем «Воскресенские минеральные удобрения» и его единственно возможным поставщиком-монополистом ОАО «Апатит», входящим в холдинг «Фосагро». Как быть в таких случаях?

В таких случаях возникает вопрос: какая цена является справедливой или экономически обоснованной? Экономическая теория на этот вопрос не дает однозначного ответа, и нет причин ожидать, что антимонопольные органы смогут его найти.

Представьте ситуацию, в которой продавец имеет издержки[2] производства в 10 евро, а покупатель готов заплатить не более 100 евро за единицу продукции. Таким образом, при любой цене между 10 и 100 евро и той, и другой стороне обмен выгоден. Естественно, каждая сторона попытается получить от такого обмена бóльшую выгоду: продавец будет стараться повысить цену, покупатель – ее понизить. Если продавец действительно занимает доминирующее положение на рынке и может в одностороннем порядке влиять на уровень цен и условия обращения товара, а покупатель не имеет достаточной рыночной власти, цена, возможно, действительно будет ближе к 100 евро, чем к 10 евро. Однако в чем проблема, если обоюдовыгодный обмен все равно состоится?!

К сожалению, закон о защите конкуренции (ч.1 ст. 10), запрещающий установление монопольно высоких цен и определяющий их как цены, превышающие сумму необходимых расходов и прибыли, пытается анализировать ситуацию со стороны покупателя товара: последний, действительно, не хотел бы платить продавцу больше, чем это необходимо. Однако это однобокая позиция, которая тянется еще со времен плановой экономики. Раз уж Россия строит рыночную экономику, то пора мыслить рыночными категориями. На рынке цена определяется спросом и предложением. Другими словами, цена зависит не только от факторов, связанными с издержками, но и от факторов, связанных с «полезностью» товара для покупателя. Если покупатель готов платить высокую цену, нет никаких объективных причин заставлять продавца продавать дешево! Отношения, возникающие между сторонами в связи с согласованием условий договора (в частности, цены), относятся к гражданско-правовым и не связаны с защитой конкуренции. То, как договорятся покупатель с продавцом, – это их личное дело. Важно, чтобы обоюдовыгодный обмен состоялся.

Получается, что монополия – это всегда хорошо, а действия монополиста не приносят никакого вреда?

Не совсем так. Скорее монополия – это не всегда плохо. Экономическая теория говорит о том, что отсутствуют негативные эффекты, или так называемые «безвозвратные потери общества», если повышение цен не приводит к снижению потребления. Другим словами, если, несмотря на повышение цен, обмен все равно выгоден обеим сторонам, то нет причин беспокоиться. Для наглядности, вернемся к примеру выше. Допустим, что цена сначала была 50 евро, а потом поднялась до 99 евро. Покупателю выгодно приобрести товар; хоть это, безусловно, менее прибыльно, он все равно его приобретет. Таким образом, экономический обмен состоится, а это единственное, что является важным в данной ситуации. Повышение цены на 49 евро (с 50 до 99 евро) – это просто денежный трансфер между продавцом и покупателем, но он не оказывает негативного влияния ни на объем производства, ни на объем потребления, не делает общество в целом богаче или беднее.

Не стоит путать такую ситуацию с теорией монополии, говорящей, что продавец-монополист будет ограничивать объем производства, для того чтобы искусственным образом повысить цены. В этом случае действительно могут иметь место «безвозвратные потери общества», поскольку при сложившемся (завышенном) уровне цен будут существовать потребители, которые готовы купить товар и оплатить издержки его производства, но не имеют такой возможности, поскольку монопольно высокие цены превышают их возможность платить или их полезность от потребления товара.

Для иллюстрации допустим, что есть два покупателя: один готов платить максимум 100, а другой – максимум 50 евро за продукт, а издержки производства составляют, как в примере выше, 10 евро. Если продавец не может устанавливать разные цены на товар, то он сравнивает два варианта действий: продать товар обоим покупателям по 50 евро или продать только одному по 100 евро. В данном примере вторая опция более выгодна (совокупная прибыль 90 евро = 100 евро – 10 евро больше, чем 80 евро = 2 * (50 евро – 10 евро)). В таком случае могут иметь место потери общества, поскольку второй покупатель готов был бы оплатить издержки производства (50 евро больше, чем 10 евро), и выгодный обмен мог бы состояться, если бы только доминирующий продавец не завысил цены.

Другими словами, нет однозначного ответа на вопрос: монополия – это хорошо или плохо?

Совершенно верно. Про такие минусы монополий, как «высокие» цены, знают все, а вот про плюсы, которые эти цены приносят, многие забывают. Если речь не идет о естественных монополиях, важно понимать долгосрочную выгоду от установления высоких цен[3].

Во-первых, высокие цены стимулируют капиталовложения и инвестиции, низкие цены – наоборот. Представьте себе, что компания может произвести совершенно новый товар, который приносит ощутимую выгоду тем потребителям, которые имеют возможность его приобрести. Возможность произвести товар первой, тем самым «захватить» рынок и опередить конкурентов и, как следствие, получить «монопольную» прибыль в течение некоторого времени будет мотивировать компанию совершать инвестиции в долгосрочной перспективе. В то же время в отсутствие монополии или при невозможности получить высокую прибыль компания могла бы вообще отказаться от разработки и производства товара.

Во-вторых, высокие цены привлекают конкурентов и стимулируют их вхождение в отрасль. В то же время регулирование цен и их искусственное снижение до уровня, который антимонопольный орган посчитает приемлемым, конкуренцию не привлекает. Таким образом, если антимонопольные органы активно вмешиваются в ценообразование компаний, они в каком-то смысле тем самым противоречат своей собственной цели – стимулированию конкуренции. Например, в России широко известны случаи, когда ФАС выдает компании предписание о снижении цены на несколько лет. Такая политика, возможно, даже если и приносит кратковременную выгоду потребителям в течение этого времени, никак не стимулирует вхождение в отрасль новых компаний, что в долгосрочном плане может быть чревато проблемами.

В заключение, каковы перспективы развития в отношениях между ФАС России монополистами или компаниями, занимающими доминирующее положение на определенном товарном рынке?

Основная цель антимонопольной политики государства – охрана процесса конкуренции, потому что конкуренция есть наиболее оптимальный путь к повышению благосостояния конечных потребителей. Исходя из этого, антимонопольные органы не должны карать компании только за то, что они занимают доминирующее положение. В задачу антимонопольных органов входит предупреждение злоупотребления этим положением, т.е. ситуаций, в которых доминирующие компании осуществляют действия, ограждающие их от конкуренции или закрепляющие их доминирующее положение на рынке.

Например, если отказ доминирующей компании от заключения договора не ведет к ослаблению конкуренции на каком-либо товарном рынке, антимонопольным органам вмешиваться не стоит. Скорее всего такая компания просто оптимизирует свою систему дистрибуции, иначе она не отказывалась бы от заключения выгодного ей контракта. Поскольку компания заинтересована в повышении эффективности своих продаж, представляется, что она самостоятельно может решить, с каким дистрибуторами ей работать, а с каким – нет, и это решение, как правило, будет в интересах конечных потребителей.

В случае же, если отказ от заключения договора происходит из-за того, что стороны просто не могут договориться о цене, не стоит забывать, что понятие «справедливой» цены нельзя однозначно обосновать с экономической точки зрения. О какой цене договорятся компании – это их личное дело. Антимонопольные органы не должны вмешиваться, когда доминирующие компании отказывают контрагентам в заключении договоров или повышают цены при условии, что установление высоких цен не приводит к заметному снижению потребления (что является классическим эффектом монополии).

Однако даже если можно однозначно показать, что доминирующая компания завышает цены и искусственно ограничивает выпуск продукции, то и тогда вмешательство антимонопольных органов не всегда может быть желательно. Если речь не идет о естественных монополиях, установление высоких цен в каком-то смысле даже благоприятно, потому что в долгосрочном плане оно стимулирует инвестиции, а также стимулирует вход в отрасль, что ослабляет «доминирующее» положение существующих компаний.



[1] Guidance on the Commission's enforcement priorities in applying Article 82 of the EC Treaty to abusive exclusionary conduct by dominant undertakings (http://ec.europa.eu/competition/antitrust/art82/index.html).

[2] Для простоты изложения представим, что речь идет о постоянных предельных издержках.

[3] Такая точка зрения хорошо описана в экономической литературе (см., например: MottaM. Competition Policy: Theory and Practice. Cambridge University Press, 2004, глава 2).






 Опрос

Какие законодательные инициативы, по вашему мнению, наиболее значимы и нуждаются в скорейшем принятии?

  
  
  
  
  
  
  
      





 



При любом использовании материалов сайта www.cljournal.ru указание на источник и гиперссылка обязательны.