Телефон подписки
8 (800) 555-66-00
6–7 октября 2022 г. в Алматы пройдет VIII Евразийский антимонопольный форум. Организаторы – Агентство Республики Казахстан по защите и развитию конкуренции, Центр защиты конкуренции, Альянс антимонопольных экспертов и Международный центр конкурентного права и политики БРИКС.
15 ноября 2022 г. Право.ru проведет ежегодный Litigation Forum, на котором эксперты в области судебного процесса поделятся опытом и знаниями, необходимыми для эффективной работы.
Проблемы квалификации антиконкурентных соглашений

Елена СОКОЛОВСКАЯ,

главный эксперт

журнала «Конкуренция и право»

Проблемы квалификации антиконкурентных соглашений

Несмотря на многочисленные изменения, внесенные за последние годы в антимонопольное законодательство, проблемы квалификации антиконкурентных соглашения были и до сих пор остаются. Причинами этому являются нечеткие формулировки законодательства и отсутствие единых стандартов доказывания по данному составу правонарушений в правоприменительной практике.

Письменная договоренность

Согласно п. 18 ст. 4 Федерального закона от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее − Закон о защите конкуренции) соглашение – это договоренность в письменной форме, содержащаяся в документе или нескольких документах, а также договоренность в устной форме.

При этом в Законе о защите конкуренции не содержится каких-либо квалифицирующих признаков для соглашения, которое может быть признано антимонопольным органом ограничивающим конкуренцию.

Вместе с тем, проанализировав существующую административную и судебную практику, можно выделить следующие квалифицирующие признаки соглашения в письменной или устной форме.

При установлении факта заключения соглашения в письменной формеантимонопольный органи арбитражные суды проверяют соглашение на соответствие нормам Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ), а именно:

· ч. 3 ст. 154 ГК РФ (договоры и односторонние сделки);

· п. 1 ст. 160 ГК РФ (письменная форма сделки);

· ч. 1 ст. 432 ГК РФ (основные положения о заключении договора);

· ч. 2 и 3 ст. 434 ГК РФ (форма договора).

Арбитражные суды при выяснении наличия письменного антиконкурентного соглашения также оценивают факт исполнения и применения указанного соглашения. В случае несоответствия письменного соглашения указанным выше признакам арбитражные суды приходят к выводу об отсутствии указанного соглашения[1].

В то же время существует и другая судебная практика, которая говорит о том, что несоответствие соглашения указанным нормам ГК РФ, а также фактическое неисполнение соглашения не свидетельствуют об отсутствии соглашения при наличии какого-либо иного письменного документа, например письма, направленного в адрес потребителей услуг о повышении цен в связи с заключением соглашения[2].

В конце 2010 г. Президиум ВАС РФ внес некоторую ясность относительно подходов доказывания антиконкурентного соглашения в письменной форме, выразив свое мнение в деле по некоммерческой организации «Кузбасский алкогольный союз «Гарантия качества»[3].

Отменив решения нижестоящих инстанций, Президиум ВАС РФ признал соглашение заключенным и противоречащим антимонопольному законодательству.

Президиум ВАС РФ отметил, что, исходя из смысла ст. 4 Закона о защите конкуренции, факт наличия антиконкурентного соглашения не ставится в зависимость от его заключения в виде договора по правилам, установленным гражданским законодательством.

Представляется, что данный вывод суда вполне обоснован, так как, действительно, понятие соглашения, установленное антимонопольным законодательством, не совпадает с понятием договора (соглашения), установленным гражданским законодательством, и, следовательно, антимонопольный орган не связан нормами ГК РФ при установлении факта антиконкурентного соглашения, запрещенного ст. 11 Закона о защите конкуренции.

Таким образом, факт заключения антиконкурентного соглашения в письменной форме может быть установлен не только при наличии договора, заключенного по правилам ГК РФ, но и при наличии других доказательств.

Устная договоренность

Исходя из существующей до недавнего времени административной и судебной практики, при установлении факта достижения устной договоренности антимонопольный орган, как правило, доказывает наличие антиконкурентных согласованных действий, а не устного соглашения...



[1] Постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 21 мая 2010 г. по делу № А27-24421/2009, от 24 июня 2010 г. по делу № А27-18500/2009; постановление ФАС Уральского округа от 16 ноября 2010 г. № Ф09-9595/10-С1.

[2] Решение Воронежского УФАС России от 21 октября 2009 г. по делу № 209-11К об антиконкурентном соглашении об установлении единых цен на услуги по продаже, ремонту и техническому обслуживанию контрольно-кассовых машин (Борьба с картелями и другими антиконкурентными соглашениями и согласованными действиями. Практика 2009 г.).

[3] Постановление Президиума ВАС РФ от 21 декабря 2010 г. № 9966/10.

Опрос
Предлагаемые в пятом антимонопольном пакете меры достаточны для выявления и пресечения антиконкурентных практик цифровых платформ?