Платформы, соцсети, экосистемы. К каким антимонопольным мерам готовиться бизнесу

Версия для печати Печатать

Полина Бардина,
старший юрист группы по правовому сопровождению цифровой экономики «Пепеляев Групп»

Опубликовано в журнале «Конкуренция и право» № 3, 2021 г.

Развитие цифровой экономики и появление технологических гигантов ставят новые вопросы по защите конкуренции. Опираясь на правоприменительную практику и дела компаний в ИТ-сфере, российские и зарубежные контролирующие органы пересматривают подходы к антимонопольному регулированию.

 

Последние несколько лет многие крупные игроки рынка демонстрируют тенденцию к выстраиванию экосистем на стыке разных сервисов и размытию границ между секторами экономики. Речь идет о комбинации банковских и небанковских сервисов, создании новых направлений бизнеса вокруг основного телекоммуникационного, инвестировании розничных компаний в сферу технологий и т. д. К крупнейшим международным экосистемам относятся Google, Apple, Facebook, Amazon, Alibaba, к российским – «Сбер», «Тинькофф», «Яндекс», Mail.ru, ВТБ, МТС.

Платформенные и экосистемные решения удовлетворяют подавляющую часть ежедневных или базовых потребностей пользователя, распределяясь по таким секторам, как финансы, электронная коммерция, информационные технологии и образ жизни. Одновременно они получают все больше возможностей наращивать рыночную силу и диктовать правила игры.

В российской практике немало случаев применения к платформам антимонопольных мер в связи с тем, что компании злоупотребляют доминирующим положением. Среди недавних:

Если говорить о зарубежной практике, то Федеральная торговая комиссия США неоднократно обращала внимание на доминирующее положение Amazon, Apple, Google и Facebook.

В одобренном в апреле 2021 г. отчете подкомитета по антимонопольной политике в обобщенном виде представлены следующие основания для признания действий цифровых платформ антиконкурентными:

Обширная практика есть и в Евросоюзе. С точки зрения антимонопольной комиссии ЕС, Amazon использовал конфиденциальные данные третьих лиц (о продавцах, их товарах и сделках) для наиболее выгодного предложения своей продукции.

В 2017 г. Еврокомиссия установила злоупотребление доминирующим положением со стороны компании Google, которое выразилось в предоставлении преимущества в результатах поисковой выдачи сервису Google Shopping в ущерб другим агрегаторам. В 2018 г. – в принуждении производителей смартфонов предустанавливать сервисы и приложения данной компании. В 2019 г. ЕК пришла к выводу о злоупотреблении доминирующим положением на рынке интернет-рекламы, в частности от клиентов платформы Google AdSence требовалось подписывать контракт, запрещающий им публиковать рекламу от конкурентов этой корпорации в поисковых выдачах.

Динамичный рост доли экосистем на российском рынке требует оперативной модернизации регуляторного поля. Другой не менее важный пункт повестки – переосмысление актуальных антиконкурентных практик на цифровых рынках. Не исключено появление нового субъекта регулирования – экосистем, а также ведение соответствующего реестра.

Обсуждение проконкурентного подхода к контролю за экосистемными бизнес-моделями идет сейчас сразу на нескольких площадках. Свои варианты в докладе «Экосистемы: подходы к регулированию» (апрель 2021 г.) представил Банк России. По его мнению, антимонопольная политика должна исходить из поддержки и создания стимулов для инновационного развития как ведущих игроков рынка, так и менее крупных платформенных участников и технологических стартапов.


Для информации

Минэкономразвития совместно с ФАС, Минфином, Минцифры, ФНС при участии Банка России подготовило Концепцию общего регулирования деятельности групп компаний, развивающих цифровые сервисы на базе одной экосистемы.


Оптимальная целевая структура рынка в РФ – несколько больших национальных экосистем, конкурирующих между собой и с иностранными компаниями, нишевые поставщики и менее масштабные платформы, которые удовлетворяют спрос клиентов за пределами экосистем и бросают вызов лидерам. Не должны создаваться искусственные барьеры для догоняющих и нишевых игроков.

Надо поддерживать локальные компании, устанавливая повышенные требования к крупному зарубежному бизнесу. Национальное регулирование должно учитывать риск, связанный с проникновением глобальных экосистем на российский рынок, и обеспечивать защиту конкурентной среды, чтобы не допускать доминирующего положения иностранных участников.

Не исключено также введение запрета на сделки слияния и поглощения доминирующих экосистем без согласования ФАС России.

Пользователями платформ являются поставщики и потребители тех или иных товаров и услуг. Соответственно платформы по модели допуска участников делятся на открытые и закрытые.

На открытые может войти множество конкурирующих поставщиков, а правила доступа объявляются публично и определяются недискриминационными критериями, доведенными до сведения всех заинтересованных сторон. Поставщики закрытых – ограниченный круг компаний-партнеров.

Крупнейшие экосистемы сочетают оба вида сегментов. Возможной регуляторной мерой могло бы стать закрепление требования об обязательной открытой модели для больших экосистем. В результате входящие в них платформы станут равноудаленными и нейтральными для поставщиков, которые получат равные возможности для старта.

Накапливая данные о своих пользователях, экосистемы получают информационные преимущества, поэтому вероятно введение для них обязанности предоставлять собираемые сведения иным поставщикам.

Недопустимой должна быть практика дискриминации отдельных поставщиков (внешних по сравнению с аффилированными; по сравнению с сервисами самой платформы; в зависимости от объема бизнеса и т. д.) – неравные условия партнерства, выстроенные на непрозрачных критериях, поисковая и рекламная дискриминация, неполнота или задержка передачи информации, нестабильность технического соединения.

В качестве антиконкурентной практики должны рассматриваться и случаи, когда поставщик, использующий платформу как доминирующий канал своих продаж, зависит от непрерывности ее деятельности, а она в свою очередь может диктовать цену товара и иные условия.

При получении платформами сведений из государственных информационных систем необходимо обеспечение недискриминационного доступа к таким данным и отсутствия эксклюзивности. Недопустимо также сращивание государственных сервисов с сервисами отдельных экосистем.

В части уникальных товаров и услуг целесообразна корректировка сложившейся рыночной практики так, чтобы все экосистемы имели возможность предлагать подобный продукт, эксклюзивные поставщики были открыты для сотрудничества со всеми заинтересованными лицами.

Наконец, речь может идти об обязательной отдельной тарификации услуг, относящихся к разным сегментам рынка, и запрете пакетирования или единой подписки на все сервисы экосистемы.

Читайте также:

Журнал «Конкуренция и право»
Читать    Подписаться

15 июня 2021 г.

Оставить комментарий


Внимание! Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Вход для пользователей       Зарегистрироваться