«Восстановить экономику, попирая антимонопольные правила, невозможно»

Версия для печати Печатать

Заместитель руководителя ФАС России Сергей Анатольевич Пузыревский рассказывает, какие антикризисные решения в антимонопольной сфере могут получить развитие, призывает бизнес активнее использовать имеющиеся в законодательстве возможности и обращаться в ведомство за согласованием допустимых форм проконкурентного сотрудничества, а также акцентирует внимание на тех вопросах, без решения которых нельзя эффективно настроить регулирование в условиях обновленной цифровой реальности.

 

– Сергей Анатольевич, какой стратегии сейчас придерживается антимонопольное ведомство? Преобладает мягкий подход для поддержки бизнеса или усиление регулирования из-за того, что кризис может привести к росту нарушений, поскольку предприниматели стремятся возместить потери?

– Мы наблюдаем четко две тенденции.

С одной стороны, в ряде наиболее пострадавших сфер бизнеса сильно снижена экономическая активность, предприниматели вынуждены по объективным причинам значительно ограничить обороты. С другой стороны, определенные отрасли демонстрируют взрывной рост потребления и повышенный спрос на свою продукцию, что обусловлено текущей эпидемиологической обстановкой.

Антимонопольное регулирование должно быть адекватно тем разнонаправленным последствиям кризиса, которые возникают в экономике.

Рынкам, находящимся в шоковом состоянии, нужны меры поддержки, которые Правительство РФ по поручению Президента РФ и принимает.

Когда происходит всплеск спроса, притом что предложение его полностью покрывает, должны четко срабатывать антимонопольные механизмы. Мы проводим ценовой мониторинг фактически в режиме двадцать четыре на семь и в тесном сотрудничестве с другими органами власти. В условиях чуткого реагирования покупателей на любую информацию о том или ином товаре и вероятного ажиотажного потребления может произойти необоснованное завышение стоимости товаров.

Например, возрастающий спрос после заявлений представителей отдельных ассоциаций о грядущем увеличении цен. На подобные заявления антимонопольное ведомство реагирует моментально и выдает предостережение, чтобы компании понимали, что экономических оснований поднимать цены нет и такое поведение будет рассматриваться как серьезное нарушение. Здесь также отлично помогает такой инструмент, как предупреждение. Эти меры воздействия удерживают от ценовых манипуляций, ситуация быстро выравнивается.

Наконец, когда есть дисбаланс спроса и предложения – спрос сильно увеличивается, а предложение за ним не поспевает, – требуется даже не антимонопольное, а государственное регулирование, в том числе для сдерживания цен. Правда, такие мероприятия должны быть кратковременными.

При этом важно понимать: от того, каким образом бизнесу окажут поддержку сейчас, зависит, каким рынок будет, когда мы выйдем из кризиса.

 

– Перейдем к антикризисным мерам, которые оперативно приняла ФАС России. Одна из них заключается в том, что ведомство перешло на дистанционное рассмотрение дел. Не планируете чаще использовать такой формат и после отмены ограничений?

– Тему дистанционного рассмотрения дел о нарушении антимонопольного законодательства и об административных правонарушениях однозначно нужно развивать. Кстати, и до пандемии заседания в порядке внутренней апелляции по обжалованию решений территориальных управлений практически только в системе видео-конференц-связи и проходили.

Текущая ситуация позволяет такой формат протестировать и подкрутить некоторые опции. Все необходимые правовые основания для его применения в Законе о защите конкуренции1 предусмотрены давно.

Помимо этого, мы горячие сторонники того, чтобы заявки на установление тарифов также подавались в электронной форме. Вопрос только в большом количестве сопутствующих обосновывающих документов, многие из которых должны предоставляться в виде оригиналов. На мой взгляд, все решаемо. Жизнь показывает, что без цифровизации в тарифной сфере далеко не уйти.

Разумеется, есть категории дел, рассмотрение которых с помощью систем видеосвязи сейчас обеспечить нельзя, например когда речь идет о коммерческой и иной охраняемой законом тайне. Но уверен, что в будущем и этот вопрос решится.

 

– Другая предусмотренная антимонопольным ведомством мера – рассрочка по уплате штрафов, которая уже один раз продлевалась до 30 июня. С учетом сложной финансовой ситуации стоит ли компаниям ждать ее нового продления?

– Думаю, для того чтобы сохранить финансовую устойчивость организаций в кризисных условиях, меру по предоставлению рассрочки исполнения постановлений о привлечении юридических лиц к административной ответственности можно расширить до года.

 

– В ряде стран регуляторы в качестве временной антивирусной поддержки смягчают антимонопольные требования для некоторых случаев сотрудничества конкурентов. Допускает ли ФАС России анти- и посткризисные формы кооперации конкурирующих компаний?

– Мы постоянно отслеживаем зарубежную практику. Основной посыл у коллег такой: восстановить экономику, попирая антимонопольные правила, невозможно. При этом международные организации, занимающиеся вопросами конкуренции, например ОЭСР, подчеркивают: принимать решения о поддержке той или иной отрасли надо осторожно и с пониманием того, что завтра будет происходить с этими товарными рынками.

Да, многие государства вводят послабления в части антимонопольного регулирования, допуская некоторые формы отраслевой кооперации, чтобы сохранить определенные бизнес-сферы. В Законе о защите конкуренции такие механизмы тоже есть: предусмотрена допустимость соглашений о совместной деятельности. Что это, как не кооперация?

ФАС России готова рассматривать обращения бизнеса о подобных формах сотрудничества между конкурентами со ссылкой на статью 13 названного закона, где говорится о допустимости действий и соглашений. Если речь не идет о ценовой координации, а преследуется цель вывести отрасль из кризиса, то взаимодействие конкурирующих компаний может быть допустимым.

 

– Какова практика по обращениям бизнеса о допустимости форм сотрудничества со ссылкой на статью 13?

– Единичные обращения есть. Здесь важна просветительская работа, и мы призываем бизнес активнее использовать ресурсы российского законодательства.

Многие уверены, что подобная практика сотрудничества однозначно под запретом. Однако совместная деятельность при определенных условиях и с положительным эффектом для экономики, отрасли, потребителей возможна.

Кроме того, не стоит забывать о статье 35 Закона о защите конкуренции. Эта норма позволяет компаниям обратиться к нам с заявлением о проверке проекта любого соглашения на соответствие требованиям антимонопольного законодательства.

Готовы рассматривать любые варианты допустимой кооперации.

 

– Какие антикризисные меры предполагается включить в Национальный план развития конкуренции на 2021–2025 годы?

– Конечно, то, что мы обсуждали в начале года при подготовке нового Нацплана, трансформируется. И сейчас по ряду вопросов дискуссии продолжаются. Но главный акцент – эффективная поддержка малого и среднего бизнеса.

В этом ключе рассматривается комплекс задач.

Дать определенные гарантии стабильности ведения бизнеса с точки зрения неизменности правовых условий и требований, предъявляемых к компаниям. Расширить доступ таких хозсубъектов к закупкам, инфраструктуре, в том числе естественных монополий, а также к природным ресурсам путем введения электронных аукционов при их распределении. Провести ревизию госимущества, и ту собственность, которая не используется, а является для государства обременением, вывести на торги и предоставить бизнесу. Причем высвобождаемое имущество должно предоставляться в приоритетном порядке субъектам малого и среднего предпринимательства. Сопутствующая мера – дать им гарантии стабильности кадастровой стоимости.

Максимальная поддержка такого бизнеса должна стать лейтмотивом Нацплана на новую пятилетку, потому что конкуренция без этого невозможна.

 

– Нужны ли, на Ваш взгляд, дополнительные шаги в сфере защиты конкуренции, чтобы стабилизировать ситуацию на рынках в период выхода из кризиса?

– Чтобы иметь четкие ориентиры, куда антимонопольное регулирование должно двигаться и в период восстановления, и с точки зрения дальнейшего развития, нужно понимать, с какой экономикой будем работать.

А экономика будет преимущественно цифровая, решающее влияние на товарные рынки смещается в пользу сетевых инфраструктур. Именно такие платформы определяют условия обращения товаров, взаимодействия между продавцами и потребителями.

На сегодня эффективно пресекать возможные злоупотребления владельцев платформенных решений мешают, в частности, антимонопольные иммунитеты. Вопрос об их отмене обсуждается несколько лет, но сейчас приобретает огромное значение, поскольку не столько материальные активы, сколько интеллектуальная собственность управляет рынками и диктует правила для них. И мы не должны допускать использование такой собственности для монополизации рынков, притом что зачастую владельцы цифровых платформ не российские компании.

Акты более высокой юридической силы – Конституция РФ и ГК РФ – запрещают экономическую деятельность, направленную на монополизацию, и использование гражданских прав для ограничения конкуренции. Профильный закон должен им в этой части соответствовать.

Не менее важный вопрос, который также не первый год обсуждается, – пятый антимонопольный пакет. С его принятием появятся адекватные механизмы своевременного реагирования на злоупотребления владельцев платформ и противодействия таким правонарушениям.

Мы не имеем права в текущих цифровых условиях оставаться без оружия.


Интервью подготовила

Оксана Бодрягина,

шеф-редактор журнала «Конкуренция и право»

________________________

1 Федеральный закон от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции».

Журнал «Конкуренция и право»
Читать    Подписаться

09 июня 2020 г.

Оставить комментарий


Внимание! Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Вход для пользователей       Зарегистрироваться