Миноритарий не смог запретить сделки с имуществом магниевого завода в рамках спора с ФАС России

Версия для печати Печатать
10 апреля 2020 г. Арбитражный суд Пермского края отказал миноритарному акционеру ОАО «Соликамский магниевый завод» (контролирует 25% акций завода; далее – СМЗ) в наложении обеспечительных мер в отношении общества, а также его совета директоров и единоличного исполнительного органа. С заявлением о применении обеспечения миноритарий обратился в рамках спора между акционерами предприятия и ФАС России, к которому был привлечен в качестве третьего лица. Об этом пишет «Коммерсантъ».

Антимонопольный орган считает, что в 2014 г. контрольный пакет акций предприятия в нарушение Закона № 57-ФЗ приобрели Vоlesko Holdings, Slontecco Investments и Fullcircle Facilities Management, все они также контролировались иностранным юрлицом. Затем для легитимизации сделок акции приобрели три физлица, которые контролируют 75% акций предприятия. В итоге суд частично удовлетворил ходатайство ФАС России о наложении обеспечительных мер, запретив кипрским компаниям и акционерам совершать какие-либо действия с ценными бумагами СМЗ.

Как следует из документов суда, миноритарий обратился с ходатайством о наложении дополнительных обеспечительных мер уже в отношении самого предприятия. В частности, он просил запретить заводу совершать любые сделки с недвижимым имуществом и запретить их регистрацию уполномоченному органу. Также он настаивал на запрете совету директоров принимать решения о выплате премий гендиректору и увеличении его зарплаты. Аналогичный запрет он предлагал ввести в отношении гендиректора в части выплаты премий заместителям и главбуху СМЗ. Кроме того, он требовал запретить выплаты компании Preston Enterprises Limited, с которой у завода был заключен договор займа.

В обоснование последнего миноритарий указал, что по договору займа СМЗ должен кипрской компании 287 млн руб. Срок возврата наступает 31 декабря 2020 г. При этом, по данным ФАС России, на момент заключения договора единственным бенефициаром компании был гражданин России, который участвовал в покупке акций заводы у иностранного юрлица. Таким образом, Preston входит в одну группу с иностранными лицами, которые незаконно установили контроль над заводом. По его мнению, выплата денежных средств может нанести ущерб ОАО и безопасности страны. Мотивируя необходимость запрета на распоряжение имуществом, миноритарий заявил, что в 2017 г. с одобрения совета директоров СМЗ произвел отчуждение части здания материально-технического склада. При этом никакого разумного экономического обоснования такого решения предоставлено не было. Наконец, он указывает, что по итогам 2019 г. гендиректор завода получил премию более 14,1 млн руб. Это решение было принято в условиях иска ФАС России, которая стремится пресечь нарушение интересов страны, в том числе и экономических.

В удовлетворении ходатайства миноритария суд отказал по формальным основаниям: заявитель привлечен к делу в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований. В отличие от антимонопольного органа, он не относится к категории лиц, уполномоченных на защиту публичных интересов. Суд также указал, что имущество и обязательства СМЗ, в отношении которых миноритарий просит ввести обеспечительные меры, не являются предметом спора СМЗ и ФАС России. Если акционер считает, что какие-то действия СМЗ и его органов управления нарушают его права, то он может оспаривать их в рамках самостоятельного спора.

17 апреля 2020 г.