О стандартах доказывания

Версия для печати Печатать

Елена Соколовская,
главный эксперт журнала «Конкуренция и право»
Опубликовано в журнале «Конкуренция и право» № 4, 2019 г.

Тринадцать лет назад одновременно со вступлением в силу Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» был введен институт коллективного доминирования. Его цель – решать проблемы, возникающие на олигополистических рынках. Сегодня в РФ он применяется шире, чем в ЕС, где используется для перспективного анализа при оценке сделок экономической концентрации. А на родине антитраста, в США, такого механизма и вовсе нет. Изучение российской практики ставит под сомнение применяемую модель этого института.

Для олигополистических рынков характерны низкий уровень конкуренции между небольшим количеством участников и их взаимозависимость при построении стратегии рыночного поведения. Это приводит к формированию более высоких цен на товары по сравнению с обычной конкурентной средой.

До введения концепции коллективного доминирования основная проблема заключалась в том, что традиционные запреты на злоупотребление индивидуальным доминирующим положением, картельные соглашения и согласованные действия не позволяли регулятору в полной мере воздействовать на участников олигополистических рынков.

Зачастую доли игроков таких рынков были недостаточны для того, чтобы установить индивидуальное доминирование, и, следовательно, антиконкурентные действия невозможно было квалифицировать как злоупотребление каждого участника своим положением.

Впервые в России эта концепция нашла применение в 2008 г. в деле ОАО «ТНК-ВР Холдинг». ФАС России установила коллективное доминирующее положение нескольких крупнейших нефтяных компаний и признала их виновными в установлении монопольно высоких цен. Однако регулятор при этом исходил только из количественного критерия и не исследовал качественные характеристики рынка.

В последующей практике ФАС России и суды придерживались такого однобокого подхода по другим подобным делам.

Также концепция коллективного доминирования зачастую применяется для признания индивидуальных действий одной компании как злоупотребления коллективным доминирующим положением, что противоречит экономическому смыслу рассматриваемого института. Действия субъектов коллективного доминирования должны быть совершены совместно по отношению к конкурентам для вменения этого нарушения. У отдельно взятой компании нет возможности самостоятельно оказывать решающее влияние на состояние конкуренции: ее доля не позволяет злоупотребить положением на рынке.

В конце 2018 г. появилось Разъяснение № 15 «О привлечении к ответственности за злоупотребления доминирующим положением хозяйствующих субъектов, признанных коллективно доминирующими» (утв. Президиумом ФАС России 24.10.2018). Этот документ должен помочь решить некоторые практические проблемы концепции коллективного доминирования.

В частности, Разъяснение обязывает антимонопольное ведомство и его территориальные управления исследовать и использовать не только количественные, но и качественные критерии рассматриваемого товарного рынка, а также проводить его анализ в соответствии с требованиями Приказа ФАС России от 28.04.2010 № 220 «Об утверждении Порядка проведения анализа состояния конкуренции на товарном рынке».

На наш взгляд, использование такой модели института коллективного доминирования в российской практике привело к снижению стандартов доказывания иных нарушений (картелей и согласованных действий). Это ставит под сомнение целесообразность ее существования.


Журнал «Конкуренция и право»
Читать    Подписаться
29 июля 2019 г.

Оставить комментарий


Внимание! Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Вход для пользователей       Зарегистрироваться