Четыре главных вывода Конституционного Суда РФ в решении по параллельному импорту

Версия для печати Печатать

13 февраля Конституционный Суд РФ вынес решение по жалобе ООО «ПАГ» о проверке конституционности положений Гражданского кодекса РФ применительно к запрету ввоза в Россию товаров, маркированных товарным знаком, без согласия правообладателя. Изучим основные выводы суда.


Основные выводы Постановления КС РФ от 13.02.2018 № 8-П (далее – Постановление) можно свести к четырем положениям.

1. Запрет параллельного импорта признан соответствующим Конституции РФ. Полномочие по выбору режима исчерпания исключительного права принадлежит законодателю, режим может быть также установлен международным соглашением. Поскольку в настоящий момент законодатель выбрал региональный принцип исчерпания (то есть свободный ввоз товаров из стран ЕАЭС при условии законного введения маркированных товаров в оборот в таких странах) и национальный принцип исчерпания (для иных стран), то запрет правообладателя третьим лицам ввозить маркированную продукцию признан соответствующим российскому законодательству. Соответственно нормы ст. 1252, 1487, 1515 ГК РФ признаны конституционными.

2. Параллельно импортированная продукция является контрафактной. При этом ее следует отличать от такого вида контрафактных товаров, как поддельная продукция (на которую нанесен товарный знак без согласия правообладателя).

3. Следовательно, не предполагается применение при ввозе на территорию РФ параллельно импортированной продукции таких же по размеру (тяжести последствий) мер гражданско-правовой ответственности, как при ввозе поддельного товара, если по обстоятельствам конкретного дела это не влечет для правообладателя убытков, сопоставимых с убытками от введения в оборот поддельного товара.

Такая мера ответственности, как изъятие и уничтожение продукции, вообще не должна применяться к параллельно импортированным товарам, кроме случаев их ненадлежащего качества и (или) для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей. При этом законодатель вправе установить иные меры ответственности за параллельный импорт, которые будут мягче, чем меры ответственности, установленные за ввоз и введение в оборот иных контрафактных товаров.

4. В случае выявленной судом недобросовестности правообладателя суд вправе отказать в применении мер ответственности за нарушение исключительного права, выразившееся во ввозе маркированной товарным знаком продукции без согласия правообладателя.

В качестве критериев недобросовестности КС РФ назвал следующие обстоятельства:


Последствия

Несмотря на признание КС РФ законным национального и регионального принципа исчерпания исключительного права, полагаем, что участники рынка могут столкнуться с трудностями в связи с тем, что судам предстоит выработать более детальные критерии недобросовестности правообладателей, а законодатель может отказаться от выбора мер ответственности параллельных импортеров либо выбрать меры, которые сделают запрет параллельного ввоза фактически нереализуемым.

Принятое Постановление, по-видимому, сильнее всего повлияет на официальных дистрибьюторов правообладателей в России.

Кроме того, принятие Постановления, вероятнее всего, повлечет изменение подходов при рассмотрении ФАС России дел о злоупотреблении доминирующим положением со стороны правообладателей (доминирующих субъектов), в частности в форме экономически или технологически необоснованного отказа либо уклонения от заключения договора с отдельными покупателями.


Рекомендации

Для минимизации вероятности возникновения трудностей рекомендуем:


Валентина Орлова, 

руководитель практики интеллектуальной собственности 

и товарных знаков «Пепеляев Групп», 

профессор, докт. юрид. наук

Юрий Яхин, 

руководитель группы практики интеллектуальной собственности 

«Пепеляев Групп»


Журнал «Конкуренция и право»
24 февраля 2018 г.

Оставить комментарий


Внимание! Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Вход для пользователей       Зарегистрироваться