Подписка
Новости и события

Суд подтвердил законность решения ФАС России по картелю поставщиков на торгах Минобороны России
15 декабря 2017 г.

Анонс: 25–27 апреля 2018 г. в Москве пройдет форум-выставка «Госзаказ – на пути к цифровой экономике»
15 декабря 2017 г.

Принят во втором чтении законопроект, освобождающий компании от раскрытия части информации о контрактах в ЕИС
15 декабря 2017 г.

Госдума приняла во втором чтении масштабные поправки к законам № 44-ФЗ и № 223-ФЗ
15 декабря 2017 г.

все новости
 Самое читаемое

- Ценовые предписания ФАС России и управление издержками и рисками компаний
13728
- Верховный Суд РФ задает вектор развития антимонопольного законодательства
1639
- Апелляция по ГОСТу
3809
- «Методичка» по убыткам
197
- Трансляция VII Петербургского Международного Юридического Форума
4717
- Трансграничный картель. Действие и противодействие
223
Обзоры

Конкуренция и право: события недели - Выпуск № 48, за 4–10 декабря 2017 г.
Конкуренция и право: события недели - Выпуск № 47, за 27 ноября – 3 декабря 2017 г.
Конкуренция и право: события недели - Выпуск № 46, за 20–26 ноября 2017 г.
Конкуренция и право: события недели - Выпуск № 45, за 13–19 ноября 2017 г.
Конкуренция и право: события недели - Выпуск № 44, за 6–12 ноября 2017 г.
архив
Анонcы

Лучшие судебные практики 2017
Газета «Ведомости» приглашает принять участие в работе ежегодной конференции «Лучшие судебные практики 2017», которая состоится 18 декабря 2017 г.
Полный текст



Главная /  Главные сюжеты /  Трансграничный картель. Действие и противодействие
Трансграничный картель. Действие и противодействие


Как цифровизация меняет нарушения в сфере конкуренции и работу регуляторов? Какие новые институты планирует внедрить ЕЭК при расследовании антиконкурентных соглашений? Каковы границы полномочий антимонопольных органов и пришло ли время для закона имени Lenovo? Об этом рассуждали эксперты сессии «Расследование антиконкурентных соглашений в России и на трансграничных рынках» 27 октября 2017 г. в рамках IX ежегодной конференции «Антимонопольное регулирование в России». Мероприятие организовала газета «Ведомости».

 

Открыл обсуждение статс-секретарь — заместитель руководителя ФАС России Андрей Цариковский. По его словам, цифровизация изменила саму концепцию антиконкурентных нарушений, а значит, требуется полностью поменять не только законодательную базу, но и методы расследования, сбора и анализа доказательств. «Чтобы поймать цифровую мышь, нужен цифровой кот, старой мышеловки не хватает. И мы работаем над выращиванием такого цифрового кота. Наибольшие успехи как раз по картелям. Здесь важно, что эра вещественных доказательств уходит в прошлое, и мы переключаемся на анализ поведенческих условий», — отметил он.

Много острых вопросов было затронуто в сфере внеплановых антимонопольных проверок. Старший юрист юридической фирмы White & Case Ксения Тюник обратила внимание на широкие формулировки предмета и оснований проведения проверки. Именно из-за этого, по ее мнению, возникают системные трудности с обеих сторон: регулятор запрашивает колоссальные объемы информации, а бизнес сопротивляется проверкам.

Эксперт убеждена, что ужесточать ответственность за воспрепятствование проверкам можно только после комплексного реформирования всего института проверок. Для этого необходимо подробно регламентировать как их проведение и изъятие электронной информации антимонопольной службой, так и вопросы противодействия.

С этим согласился и управляющий партнер адвокатского бюро «Бартолиус» Юлий Тай. Он напомнил собравшимся о Постановлении КС РФ от 17.02.2015 № 2-П, где закреплено, что полномочия контролирующих органов должны быть нормативно определенными. Этой определенности, как полагает докладчик, не хватает в отношении проверок ФАС России, из-за чего они порой приобретают черты уголовного процесса.

Юлий Тай призвал антимонопольный орган четко и недвусмысленно описать свои полномочия при проверках, только после этого можно будет наказывать за противодействие им. «При нынешнем же регулировании как можно за это наказывать, если далеко не всегда удается разобраться, что такое противодействие?» — заметил он.

Андрей Цариковский добавил, что часть поставленных вопросов решена в пакете антикартельных законопроектов, которые ФАС России разработала по поручению Президента РФ.

Начальник Управления по борьбе с картелями ФАС России Андрей Тенишев описал практические аспекты проверок регулятора и пределы его полномочий. Он рассказал, в частности, каким образом исключается проверка личных компьютеров сотрудников компаний и обеспечивается защита персональных данных и охраняемой законом тайны.

Модератор «российской части» дискуссии партнер юридической фирмы ART DE LEX Ярослав Кулик поинтересовался, какие именно способы копирования информации вправе использовать служба. Андрей Тенишев ответил, что технологии копирования постоянно меняются, а потому ведомство не планирует ограничивать перечень доступных ему способов в регламенте о проведении проверок.

Вторую, «трансграничную часть» сессии модерировала руководитель антимонопольной практики «Пепеляев Групп» Елена Соколовская. Она попросила директора Департамента антимонопольного регулирования Евразийской экономической комиссии Алексея Сушкевича рассказать, как Комиссия взаимодействует с национальными антимонопольными органами. Одним из важнейших полномочий ЕЭК он назвал выдачу квазиобязательных для исполнения ходатайств и предписаний о совершении антимонопольными органами процессуальных действий по выявлению нарушений на трансграничном рынке.

Докладчик особо отметил, что в ЕАЭС функция защиты конкуренции не самоцель, а лишь инструмент, с помощью которого создается общий рынок и сближаются экономики государств-членов: «Нельзя защищать конкуренцию и разрушать интеграцию. Такова практика и на уровне Евросоюза. Если карательная функция Еврокомиссии ведет к тому, что общий рынок терпит урон, интересы экономической общности страдают, то предпочтение отдается мягким методам регулирования».

Комиссия в ближайшее время внедрит в свою практику два института «мягкого права» — добровольных обязательств компании и предупреждения1. В процедуру расследования ЕЭК будет введена стадия консультаций с привлечением заинтересованных лиц потенциального нарушителя и национальных антимонопольных органов. В результате появятся добровольные обязательства компании, утверждаемые Коллегией ЕЭК.

Если же хозяйствующий субъект не инициирует процедуру консультаций, ЕЭК оставит за собой право выдать ему предупреждение. «В предупреждении есть элементы жесткости: его содержание формируется антимонопольным органом ультимативно, без консультаций, без предварительного согласования с потенциальным нарушителем. Очень важно, чтобы предупреждения были исполнимыми. Мало сказать, в какое состояние нужно привести рынок, антимонопольный орган должен сказать, как конкретно это сделать», — подчеркнул Алексей Сушкевич.

Руководитель юридической поддержки департамента «Новартис Бизнес Сервис» группы компаний «Новартис» (Россия) Эльвира Дубовская обозначила три главных проблемы в разграничении полномочий ФАС России и ЕЭК при расследовании антиконкурентных соглашений на трансграничных рынках:

  • возможный конфликт интересов регуляторов при определении трансграничности рынка;
  • полномочия ЕЭК при расследовании антиконкурентного соглашения с участием иностранного лица, которое не зарегистрировано в государстве ЕАЭС;
  • риск двойной ответственности при рассмотрении ЕЭК нарушений, которые осуществлены на территории одной страны, но формально соответствуют критериям трансграничного рынка.

Представитель ЕЭК напомнил, что Договор о ЕАЭС (подписан в Астане 29.05.2014) ограничивает компетенцию Комиссии только хозяйствующими субъектами — резидентами стран Союза. Чтобы исправить ситуацию, в ускоренном порядке на Высший совет ЕАЭС будет вынесена поправка в Договор, которая распространит полномочия Комиссии на иностранные компании.

Как отметила Елена Соколовская, если взаимодействие ЕЭК и национальных антимонопольных органов четко регламентировано в Договоре о ЕАЭС, то на уровне сотрудничества ФАС России с другими антимонопольными ведомствами много неурегулированных вопросов. С точки зрения эксперта, эффективному расследованию международных картелей мешает отсутствие:

  • акта, регламентирующего проведение антимонопольными органами совместных проверок;
  • правовых механизмов привлечения иностранных ответчиков к ответственности за нарушение российского антимонопольного законодательства;
  • порядка обмена процессуальными документами и их вручения иностранным ответчикам в рамках рассмотрения дел ФАС России;
  • механизмов признания решений ФАС России в иностранных юрисдикциях и контроля за исполнением ее предупреждений и предписаний в отношении иностранных ответчиков.

Андрей Тенишев согласился, что при расследовании картелей немало трудностей связано с международным сотрудничеством. Нужно, чтобы по запросам антимонопольщиков любая страна мира могла производить юридически значимые действия, например проверки, осмотры, предоставлять документы об участниках картелей, находящихся за пределами РФ, и т. д. ФАС России закрепила этот механизм в проекте Конвенции о борьбе с картелями, который она активно продвигает на международной арене2.

Успешный опыт взаимодействия разных стран при расследовании международного картеля Marine Hose осветила докторант Университета Восточной Англии Наталья Мосунова. Еврокомиссия предоставила признавшемуся в участии в этом антиконкурентном соглашении иммунитет от ответственности. Докладчица назвала такой инструмент самым эффективным в картельных расследованиях. В использующих эту программу странах благодаря ей раскрывается 80% картелей. Одно из достоинств этого механизма — экономия средств: участник картеля сам приносит необходимую информацию, соглашается на сотрудничество. Эксперт полагает, что в России иммунитеты недооценены, их нужно использовать активнее, а также внедрять в практику ЕЭК.

Руководитель юридического отдела «Хендэ Мотор СНГ» Наталья Моисеева затронула тему допустимости дистрибьюторских соглашений в странах ЕАЭС. По ее словам, главные проблемы в этой сфере связаны с тем, что законодательство ЕАЭС отличается от национальных законов. Например, на наднациональном уровне не признаны допустимыми вертикальные соглашения, к которым относятся соглашения как производителя и дистрибьютора, так и дистрибьютора и дилера. «Получается, что бизнес, который действует по допустимым правилам на национальном уровне, априори нарушает наднациональное законодательство. Пока для бизнес-сообщества реалии ЕАЭС скорее непонятны, чем понятны. Хотелось бы определенности», — подытожила эксперт.

Алексей Сушкевич в ответ на это выступление напомнил собравшимся об образцовом, с его точки зрения, документе Суда ЕАЭС — Консультативном заключении от 04.04.2017 № СЕ-2-1/1-17-БК3. В этом акте разъясняется установление в законодательстве государств Союза иных критериев допустимости вертикальных соглашений. По убеждению представителя ЕЭК, решая вопрос о том, оправданны ли расширительные критерии допустимости в национальном законодательстве, практика будет применять критерии только из Договора о ЕАЭС.

 

Подготовила

Алена Авраменко,

руководитель отдела информации журнала «Конкуренция и право»

Фото: «Ведомости»


__________________

1 Читайте также интервью с членом Коллегии (министром) по конкуренции и антимонопольному регулированию ЕЭК Маратом Кусаиновым: Конкуренция без санкций и штрафов // Конкуренция и право. 2017. № 5. С. 16–20.

2 Проект Конвенции о борьбе с картелями 3 ноября 2017 г. одобрен Советом глав правительств СНГ.

3 Подробнее об этом: Дьяченко Е., Энтин К. Суд ЕАЭС о защите конкуренции. Соотношение национального и наднационального права // Конкуренция и право. 2017. № 4. С. 63–71.


30 ноября 2017 г.

Оставить комментарий


Внимание! Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.







Вход для пользователей
Зарегистрироваться

 

№ 4, 2017 (июль-август)

По какой отрасли бизнеса вам наиболее интересны публикации?