Телефон подписки
8 (800) 555-66-00





Читать    Подписаться
Новости

Суд подтвердил законность штрафа ФАС в отношении ПАО «МОЭК»
17 июня 2019 г.

Госдума поручит ФАС проверить навязывание банками страховых услуг
17 июня 2019 г.

Правительство Самарской области и две компании вступили в антиконкурентное соглашение
17 июня 2019 г.

Госдума приняла закон об административной ответственности за нарушения при исполнении госконтрактов в сфере гособоронзаказа
16 июня 2019 г.

Все новости
 Самое читаемое

Ценовые предписания ФАС России и управление издержками и рисками компаний
Количество просмотров 17330
Антимонопольное регулирование США и Европы: проблемы сближения
Количество просмотров 12596
Сравнительная реклама в российском законодательстве
Количество просмотров 11127
Трансляция VII Петербургского Международного Юридического Форума
Количество просмотров 17147
Что такое антимонопольный комплаенс?
Количество просмотров 14754
 Обзоры

 Анонcы

«Комплаенс и антикоррупция в России и СНГ»
27–28 июня 2019 г. в Москве состоится 6-я ежегодная конференция «Комплаенс и антикоррупция в России и СНГ», организованная компанией Dialog Management Partners.
Полный текст



Главная /  Главные сюжеты /  Хотели как лучше
Хотели как лучше


Опубликовано в журнале «Конкуренция и право» № 5, 2015 г.


Принятию очередного антимонопольного пакета предшествовали дискуссии о праве Правительства РФ устанавливать правила недискриминационного доступа для компаний с долей рынка более 70%, о необходимости расширить применение института предупреждений и предостережений, о введении «надзорных» органов в структуре ФАС России. Но, к сожалению, они так и не коснулись главных вопросов – о качестве правоприменения и необходимости обеспечить строгое соблюдение прав и законных интересов участников гражданского оборота при рассмотрении антимонопольного дела. Напротив, в результате очередного этапа «либерализации» антимонопольного законодательства права и законные интересы участников гражданского оборота были существенно ограничены.

 

Согласно Закону о защите конкуренции[1] лица, участвующие в деле, вправе знакомиться с его материалами, делать выписки из них, знакомиться с доказательствами.

Учитывая, что в ряде случаев обвинение в нарушении антимонопольного законодательства может служить основанием для привлечения к уголовной ответственности, такие положения Закона представляются более чем оправданными: они призваны обеспечить конституционное право участников гражданского оборота на доступ к информации, которая затрагивает их права и может служить основанием для их ограничения.

Один из самых распространенных способов ограничения этого права – отказ антимонопольного органа предоставить доступ к материалам дела, в отношении которых лицами, их предоставившими, установлен режим коммерческой тайны. Как правило, отказ мотивируется ссылкой на положения ст. 26 Закона о защите конкуренции, возлагающей на антимонопольный орган обязанность по соблюдению коммерческой тайны.

Обоснованность такого отказа становилась предметом судебных дискуссий, результаты которых трудно назвать единообразными. Известны случаи, когда суды признавали положения ст. 26 Закона о защите конкуренции достаточным правовым основанием для ограничения права хозяйствующего субъекта на доступ к соответствующей информации. В других суды обращали внимание на отсутствие в этой норме прямого указания на возможность ограничения данного конституционного права участников гражданского оборота. Известна даже попытка вынести вопрос на рассмотрение КС РФ, завершившаяся, к сожалению, тем, что жалоба заявителя была признана недопустимой и осталась не рассмотренной по существу.

По-видимому, чтобы раз и навсегда покончить с подобными дискуссиями, четвертый антимонопольный пакет регламентировал порядок доступа лиц, участвующих в деле, к информации, в отношении которой ее «правообладателем» установлен режим коммерческой тайны.

Определено, что сведения (документы), в отношении которых установлен режим коммерческой тайны, могут быть представлены для ознакомления участвующему в деле лицу только с согласия их обладателя и при условии принятия обязательства о неразглашении.

Таким образом, право на защиту своих прав и законных интересов в ходе рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства поставлено в зависимость от целого ряда обстоятельств, прежде всего от того, будет ли получено согласие владельца конфиденциальной информации на доступ к ней.

Между тем, как неоднократно указывал КС РФ, сама по себе возможность ограничения прав и свобод федеральным законом не означает, что такие ограничения не должны быть справедливыми, адекватными, пропорциональными и соразмерными, обеспечивающими баланс прав и законных интересов всех участников гражданского оборота.

Четвертый антимонопольный пакет защищает «правообладателя» коммерческой тайны, возлагая на участвующее в деле лицо обязанность по неразглашению. Но при этом не обеспечивает необходимого баланса прав и  законных интересов всех участников дела и тем самым допускает возникновение ситуации, когда у кого-то из них не будет возможности реализовать свое право на защиту посредством предоставления квалифицированных возражений, пояснений и доказательств, основанных на полном и всестороннем исследовании всех материалов дела.

Остается также открытым вопрос, насколько оправданна такая мера с учетом того, что в случае последующего административного производства и (или) оспаривания принятого антимонопольным органом решения процессуальное законодательство никак не ограничивает права участников процесса на ознакомление со всеми материалами дела. Или же в дальнейшем в суде предлагается «джентльменам верить на слово» и исходить из соответствия изложенных в решении обстоятельств той информации, в отношении которой был установлен режим конфиденциальности?

 

Евгений Мушта,

старший юрист компании «Пепеляев Групп» 



[1] Федеральный закон от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции».


14 октября 2015 г.

Оставить комментарий


Внимание! Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.








 

№ 2, 2019 (март-апрель)

 Опрос

Какие законодательные шаги необходимо предпринять в первую очередь для эффективного развития конкуренции на уровне ЕАЭС?