Телефон подписки
8 (800) 555-66-00





Читать    Подписаться
Новости

Минэнерго и ФАС проверят данные о росте цен на АЗС Дальнего Востока и Сибири
18 июня 2019 г.

Суд подтвердил законность штрафа ФАС в отношении ПАО «МОЭК»
17 июня 2019 г.

Госдума поручит ФАС проверить навязывание банками страховых услуг
17 июня 2019 г.

Правительство Самарской области и две компании вступили в антиконкурентное соглашение
17 июня 2019 г.

Все новости
 Самое читаемое

Ценовые предписания ФАС России и управление издержками и рисками компаний
Количество просмотров 17332
Антимонопольное регулирование США и Европы: проблемы сближения
Количество просмотров 12598
Сравнительная реклама в российском законодательстве
Количество просмотров 11129
Трансляция VII Петербургского Международного Юридического Форума
Количество просмотров 17149
Что такое антимонопольный комплаенс?
Количество просмотров 14755
 Обзоры

 Анонcы

«Комплаенс и антикоррупция в России и СНГ»
27–28 июня 2019 г. в Москве состоится 6-я ежегодная конференция «Комплаенс и антикоррупция в России и СНГ», организованная компанией Dialog Management Partners.
Полный текст



Главная /  Главные сюжеты /  Контрактная система: каких изменений ожидать в...
Контрактная система: каких изменений ожидать в 2015 году?


Минэкономразвития России провело мониторинг практики применения Закона о контрактной системе[1] за второй-третий кварталы 2014 г. По его результатам были разработаны предложения по внесению в Закон первоочередных поправок.

 

Предлагаемые Минэкономразвития России поправки (далее – законопроект) следует оценить положительно. В целом они весьма напоминают изменения, внесенные в Закон о контрактной системе 4 июня 2014 г. Их можно назвать работой над ошибками: положения Закона постепенно шлифуются, уточняются отсылочные нормы, конкретизируются формулировки, устраняются пробелы. Это придает Закону бóльшую ясность, крайне необходимую с учетом того количества штрафов, которое предусмотрено за его несоблюдение Кодексом РФ об административных правонарушениях.

Рассмотрим поправки по порядку.

1. В законопроекте уточняются положения ст. 15 Закона о контрактной системе, определяющей порядок применения его норм «псевдозаказчиками». Этот термин используется нами намеренно, чтобы подчеркнуть, что Закон охватывает закупки не только государственных и муниципальных заказчиков, но и ряда организаций, правовому статусу заказчика не соответствующих. Можно сказать, возобладала идея (на наш взгляд, ложная) о том, что положениям Закона о контрактной системе должны следовать все, кто так или иначе получает и расходует бюджетные средства.

Законопроектом уточняется, что нормы, посвященные контролю, мониторингу и аудиту, распространяются на унитарные предприятия и автономные учреждения только при проведении ими закупок из бюджетных средств, полученных на осуществление капитальных вложений в объекты государственной и муниципальной собственности[2].

Предлагается также распространить положения о контроле на тех юридических лиц, которые совершают закупки за счет бюджетных инвестиций в проекты по строительству, реконструкции и техническому перевооружению объектов капитального строительства. При этом все «псевдозаказчики» должны будут в извещениях о закупках указывать, на каком основании они их проводят по правилам Закона о контрактной системе.

Поправки предусматривают и сокращение круга лиц, которым на договорной основе могут быть переданы полномочия государственного или муниципального заказчика (ч. 6 ст. 15 Закона). Предполагается, что такая передача будет возможна лишь бюджетным учреждениям.

2. Согласно законопроекту в конкурсных заявках следует указывать наименование страны происхождения товара, а не просто информацию о ней; в аукционных заявках – страну, а не место происхождения товара. Эти изменения призваны устранить проблему неоднозначного толкования термина «наименование места происхождения товара».

В соответствии с ГК РФ наименованию места происхождения товара может быть предоставлена правовая охрана (ст. 1516); оно должно быть зарегистрировано или охраняться на основе международного договора (ст. 1517).

Однако если поставляемый товар не имеет такого наименования, которому предоставлена правовая охрана, неясно, какую информацию следует отражать в заявке[3].

3. Минэкономразвития России предлагает учитывать при расчете совокупного годового объема закупок у субъектов малого предпринимательства (СМП) и социально ориентированных некоммерческих организаций (СОНО) также случаи, когда процедура закупки с участием этих субъектов признана несостоявшейся. Это станет возможным, если заключен контракт с единственным поставщиком (п. 25 ч. 1 ст. 93 Закона). Ведь заказчик не может заранее определить, какие процедуры закупок будут признаны несостоявшимися.

Кроме того, в указанный объем планируется включать закупки у единственного поставщика по результатам несостоявшихся закупочных процедур с участием СМП и СОНО.

Предпринятое изменение позволит снизить риск невыполнения заказчиками запланированного объема закупок у этих субъектов.

4. Сейчас за указание недостоверных сведений о товаре (работе, услуге) заказчику следует отклонить заявку участника только на стадии рассмотрения первых частей заявок (п. 1 ч. 4 ст. 67 Закона). Обязанность отстранения на любом этапе проведения электронного аукциона предусмотрена лишь в том случае, если предоставлены недостоверные сведения об участнике (ч. 9 ст. 31 Закона). Согласно законопроекту аукционная комиссия сможет отстранять участников на любом этапе  при предоставлении любых недостоверных сведений, в том числе о товаре (работе, услуге).

Также предлагается исчислять срок размещения протокола разногласий с момента, когда заказчик внес проект контракта в ЕИС (на официальный сайт). В настоящее время этот срок начинает течь, как только размещен протокол подведения итогов электронного аукциона, и составляет 13 дней. Но будет сокращен до пяти дней.

Кроме того, предусмотрено ограничение (на сегодня Законом не установленное), по которому протокол разногласий может быть размещен участником один раз.

5. Уточняется порядок исчисления срока, по истечении которого заказчик обязан направить информацию в антимонопольный орган об участнике закупки, уклонившемся от заключения контракта: такой срок отсчитывается с даты передачи проекта контракта участнику. Также законопроектом предусматривается, что обжалование по результатам запроса котировок возможно лишь в течение семи рабочих дней с даты размещения протокола рассмотрения и оценки заявок.

Действительно, общий срок для такого обжалования в ситуации с запросом не подходит, поскольку по результатам этой процедуры контракт заключается не ранее чем через семь дней (а не десять, как в других случаях). Следовательно, срок должен быть установлен «зеркально». Иначе выходит, что ко времени, когда жалоба подается в антимонопольный орган, например через девять дней после протокола, контракт по результатам запроса котировок уже заключен. Соответственно, использование административного порядка защиты прав и законных интересов участников закупки лишается смысла.

 

Ольга Беляева,

ведущий научный сотрудник

Института законодательства и сравнительного

правоведения при Правительстве РФ,

доктор юридических наук



[1]Федеральный закон от 5 апреля2014 г. № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее также – Закон).

[2] Норма ч. 4 ст. 15 Закона о контрактной системе в отношении унитарных предприятий на сегодня не действует (ч. 26 ст. 112 настоящего Закона). Однако Минэкономразвития России уже подготовлен законопроект, предусматривающий ее введение в действие с 1 января 2015 г. Причем обоснование необходимости такого изменения, приведенное в пояснительной записке к этому  законопроекту, мягко говоря, удивляет. В частности, говорится, что осуществление унитарными предприятиями закупок по правилам Федерального закона от 18 июля 2011 г. № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» неэффективно и противоречит целям Федерального закона от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции». На наш взгляд, это утверждение позволяет ставить вопрос иначе: если один закон противоречит целям другого закона, видимо, один из них должен быть отменен? Вполне вероятно, это и произойдет – контрактная система будут существовать не в сфере госзакупок, а для всех.

[3]Сейчас этот вопрос разъяснен в письме Минэкономразвития России от 7 июля 2014 г. № Д28и-1194.


08 декабря 2014 г.

Оставить комментарий


Внимание! Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.








 

№ 2, 2019 (март-апрель)

 Опрос

Какие законодательные шаги необходимо предпринять в первую очередь для эффективного развития конкуренции на уровне ЕАЭС?