Телефон подписки
8 (800) 555-66-00





Читать    Подписаться
Новости

Суд подтвердил законность штрафа ФАС в отношении ПАО «МОЭК»
17 июня 2019 г.

Госдума поручит ФАС проверить навязывание банками страховых услуг
17 июня 2019 г.

Правительство Самарской области и две компании вступили в антиконкурентное соглашение
17 июня 2019 г.

Госдума приняла закон об административной ответственности за нарушения при исполнении госконтрактов в сфере гособоронзаказа
16 июня 2019 г.

Все новости
 Самое читаемое

Ценовые предписания ФАС России и управление издержками и рисками компаний
Количество просмотров 17330
Антимонопольное регулирование США и Европы: проблемы сближения
Количество просмотров 12596
Сравнительная реклама в российском законодательстве
Количество просмотров 11126
Трансляция VII Петербургского Международного Юридического Форума
Количество просмотров 17147
Что такое антимонопольный комплаенс?
Количество просмотров 14754
 Обзоры

 Анонcы

«Комплаенс и антикоррупция в России и СНГ»
27–28 июня 2019 г. в Москве состоится 6-я ежегодная конференция «Комплаенс и антикоррупция в России и СНГ», организованная компанией Dialog Management Partners.
Полный текст



Главная /  Главные сюжеты /  «Тайная» инициатива ФАС
«Тайная» инициатива ФАС


В конце октября текущего года в Государственную Думу Федерального Собрания РФ Правительство РФ представило  проект федерального закона «О внесении изменений в пункт 6 статьи 102 части первой Налогового кодекса Российской Федерации» (далее – законопроект). Он возлагает  на антимонопольные органы «полный пакет» обязанностей и ответственности по работе, хранению и распространению сведений, составляющих налоговую тайну.   

 

Для публичного обсуждения законопроект был представлен ФАС России. Цель его разработки – не допустить разглашения сведений, представляющих собой налоговую тайну, работниками антимонопольного органа.

В качестве основания для создания законопроекта ФАС России называет необходимость устранения правовой неопределенности, которая возникает при хранении и доступе работников Службы к данным, содержащим налоговую тайну. Такие сведения антимонопольный орган может получить на основании ст. 25 Закона о защите конкуренции [1], в соответствии с которой коммерческие и некоммерческие организации, органы государственной власти и местного самоуправления, а также физические лица обязаны представлять в антимонопольный орган информацию (в том числе составляющую коммерческую, служебную, иную охраняемую законом тайну).

Пунктом 6 ст. 102 НК РФ обязанности и ответственность «за связь с налоговой тайной» полностью возлагается на лиц, получающих сведения о налогоплательщике в соответствии с законодательством РФ о противодействии коррупции. Передача информации происходит, когда государственные служащие и работники некоторых организаций подают в кадровые службы данные о доходах и имуществе. Законопроект добавляет в названную норму НК РФ также антимонопольное законодательство, но на этом все изменения и заканчиваются.

Уважаемый читатель, наверное, устал ждать, когда автор перейдет к изложению сути проблемы. Она сводится к вопросу: почему ФАС России ограничилась поправками в п. 6 ст. 102 НК РФ и не включила себя в установленный п. 1 этой статьи перечень организаций, к которым стекается налоговая тайна?

 

Как информация о налогоплательщике становится налоговой тайной 

До последнего времени у автора было устойчивое мнение, что в ст. 102 НК РФ определены органы и организации, которые имеют право получать информацию о налогоплательщике (налоговую тайну). Поэтому после первого ознакомления с текстом законопроекта появились вопросы.

Почему разработчики законопроекта не догадались включить антимонопольные органы в перечень п. 1 ст. 102 НК РФ?

Может быть, антимонопольная служба принципиально отличается от органов, упомянутых в этой норме?

В чем особенности положений п. 6 ст. 102 Кодекса?

Ситуация стала проясняться при внимательном прочтении п. 1 ст. 102 НК РФ: «Налоговую тайну составляют любые полученные налоговым органом, органами внутренних дел, следственными органами, органом государственного внебюджетного фонда и таможенным органом сведения о налогоплательщике, за исключением сведений…»

Из представленной формулировки следует лишь то, что любая информация о налогоплательщике, полученная перечисленными органами, составляет налоговую тайну. В этом пункте не устанавливается запрет или иное ограничение для других органов и организаций получать такие сведения!

Перечисленным в названной норме НК РФ органам не дано специальных полномочий на получение информации, содержащей налоговую тайну, – на них возложены обязанности по соблюдению для нее специального режима, ее хранению и предоставлению. Полномочиями на получение сведений о налогоплательщике их наделяют иные правовые нормы НК РФ и специальных законов, устанавливающих компетенцию этих органов.

Получается, чтобы признать сведения налоговой тайной, достаточно двух критериев:

1) это информация о налогоплательщике;

2) она поступает в органы, перечисленные в п. 1 ст. 102 НК РФ.

Как представляется, этого явно недостаточно для определения четких грани, за которой полученные данные переходят в категорию налоговой тайны. Более того, в названой статье заложена мина под расширительное толкование закрепощенных в ней норм. Например, налоговую тайну составляют любые полученные сведения. А значит, сведения, еще не полученные соответствующими органами и организациями, нельзя отнести к налоговой тайне. Также текст п. 1 ст. 102 НК РФ не исключает толкования, при котором налоговой тайной будут считаться сведения, полученные всеми перечисленными в статье органами и организациями одновременно.

Необходимо отметить, что за несоблюдение режима налоговой тайны законодательством предусмотрены жесткие меры ответственности. Но при этом НК РФ предлагает довольно расплывчатые критерии отнесения информации к налоговой тайне и не запрещает любым другим органам получать данные, которые могут подпадать под эту категорию.

 

Кто налоговую тайну получает и кто за это отвечает 

Инициатива ФАС России заслуживает признания. Статьей 25 Закона о защите конкуренции Службе предоставлено право получать от участников регулируемых Законом отношений – не от налогоплательщиков – любую информацию, в том числе содержащую ограняемую законом тайну (включая налоговую). Антимонопольный орган мог бы спокойно оперировать сведениями, которые могут представлять собой налоговую тайну, без соблюдения необходимых требований, и ему за это ничего бы не было. Однако есть основания полагать, что кроме антимонопольных есть и другие органы, у которых имеется право получать информацию, но нет обязанности по соблюдению режима ее использования.

Теперь понятнее, почему Служба не вписалась в перечень организаций ст. 102 НК РФ. Во-первых, как уже отмечалось, упоминание в перечне не дает полномочий на получение и использование налоговой тайны, а во-вторых, антимонопольный орган существенно отличается от упомянутых в этой норме органов. Все перечисленные органы являлись или являются участниками отношений, регулируемых законодательством о налогах и сборах, а антимонопольные органы таковыми никогда не были. Они работают в другой сфере правоотношений, поэтому к ним не может поступать информация от налогоплательщика. Сведения к ним поступают от субъектов отношений, регулируемых законодательством о защите конкуренции.

Правда, среди этой информации может быть такая, которая одновременно представляет собой налоговую тайну. Именно для этого случая и вводятся поправки в п. 6 ст. 102 НК РФ. Режим налоговой тайны теперь распространяется и на данные, полученные антимонопольным органом в процессе его деятельности на основании законодательства о защите конкуренции и по формальным признакам относящиеся к сведениям, содержащим налоговую тайну.

Положения п. 6 ст. 102 НК РФ в настоящее время обязывают органы и организации, которые получают информацию о налогоплательщике в соответствии с законодательством РФ о противодействии коррупции, соблюдать специальный режим ее хранения и передачи. Сведения о налогоплательщике поступают в виде справок о доходе и имуществе от работников и служащих вне отношений, регулируемых законодательством о налогах и сборах. Следовательно, включать такие органы и организации в число участников налоговых правоотношений, получающих данные о налогоплательщике, некорректно. Названная норма обязывает их соблюдать режим налоговой тайны для информации, полученной в рамках иного (неналогового) законодательства.

Наверное, налогоплательщикам были бы спокойнее, если бы в п. 6 ст. 102 НК РФ речь шла обо всех случаях получения информации о них, а не только в рамках законодательства о противодействии коррупции и защите конкуренции. Но это, видимо, уже другая история, как и вопрос о соотношении перечня, предусмотренного п. 1 ст. 102 НК РФ, с перечнем участников отношений, регулируемых законодательством о налогах и сборах (ст. 9 Кодекса).

На сегодня из государственных органов в списке участников отношений, регулируемых законодательством о налогах и сборах, остались только налоговые и таможенные. В связи с этим может возникнуть еще один вопрос: нет ли законодательного противоречия в том, что информация, поступающая в органы внутренних дел, следственные органы и органы государственного внебюджетного фонда, признается налоговой тайной?

На наш взгляд, такое противоречие будет существовать до тех пор, пока закон не даст четкого определения правового статуса участника отношений, регулируемых законодательством о налогах и сборах.

 

Эдуард Цыганков,

член Российской ассоциации

налогового права (Москва),

кандидат юридических наук



[1] Федеральный закон от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции».


10 ноября 2014 г.

Оставить комментарий


Внимание! Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.








 

№ 2, 2019 (март-апрель)

 Опрос

Какие законодательные шаги необходимо предпринять в первую очередь для эффективного развития конкуренции на уровне ЕАЭС?