Обзор судебной практики. Выпуск № 9 за 2018 г.

Версия для печати Печатать

Елена Рыбальченко,

юрист санкт-петербургской корпоративной практики компании «Пепеляев Групп»

 

Передавать споры из договоров по Закону № 223-ФЗ в третейские суды не запрещено

Определение ВС РФ от 11.07.2018 по делу № А40-165680/2016 (решение в пользу АО «Мостеплосетьстрой»)

Участники дела

АО «Мосинжпроект» против АО «Мостеплосетьстрой»

Резюме эксперта

В этом деле ВС РФ сделал очень важный для сферы закупок вывод: споры, возникающие из договоров, заключенных в результате закупки в рамках Закона № 223-ФЗ, могут быть рассмотрены третейским судами.

К такому выводу Суд пришел, основываясь на том, что:

Обстоятельства дела

По договору «Мостеплосетьстрой» (подрядчик) обязался в установленный срок выполнить комплекс работ, а «Мосинжпроект» (заказчик-генподрядчик) – принять результат работ и оплатить. В договоре содержалось положение о разрешении в третейском суде всех споров, возникающих из договора или в связи с ним.

«Мостеплосетьстрой» обратился с иском в третейский суд, поскольку полагал, что «Мосинжпроект» ненадлежащим образом исполнил условия договора. Суд постановил взыскать с «Мосинжпроекта» в пользу «Мостеплосетьстроя» задолженность по договору и расходы по оплате третейского сбора.

«Мосинжпроект» не исполнил решение третейского суда. Тогда «Мостеплосетьстрой» обратился в арбитражный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. Суды двух инстанций удовлетворили его требования.

Не согласившись с этим, «Мосинжпроект» обратился с жалобой в ВС РФ, указав, что:

Жалоба передана для рассмотрения в СКЭС ВС РФ.

При рассмотрении дела СКЭС обнаружила неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции РФ ряд положений АПК РФ, Закона № 223-ФЗ и Закона о третейских судах. СКЭС нашла противоречия между отдельными нормами законов:

Последовало обращение в КС РФ, который вынес определение по делу. С точки зрения суда, это вопрос прежде всего единообразия судебного правоприменения, а для его обеспечения у ВС РФ есть и конституционные полномочия, и необходимый инструментарий.

Решение ВС РФ

СКЭС, возобновив производство, пришла к выводу, что кассационная жалоба не подлежит удовлетворению ввиду следующего.

1. Споры, возникающие из договоров, заключенных в результате закупки в рамках Закона № 223-ФЗ, в целом являются гражданско-правовыми. Возможность их разрешения с помощью третейского разбирательства закреплена в гражданском законодательстве.

2. Норма ч. 4 ст. 4 АПК РФ в редакции, действовавшей в период спорных правоотношений, предусматривала, что по соглашению сторон подведомственный арбитражному суду спор, возникающий из гражданских правоотношений, может быть передан на рассмотрение третейского суда.

3. В силу п. 2 ст. 1 Закона о третейских судах в третейский суд по соглашению сторон третейского разбирательства мог передаваться любой спор, возникающий из гражданских правоотношений, если иное не установлено федеральным законом.

4. Гражданско-правовые отношения могут быть осложнены публичным элементом. Его наличие свидетельствует о том, что стороны отношений не в полной мере свободны в установлении своих прав и обязанностей, в определении условий договора (п. 1 ст. 1 ГК РФ). Такое ограничение влияет и на возможность выбора альтернативных способов разрешения спора из таких отношений. Однако участники гражданских правоотношений в силу их диспозитивной природы должны иметь явное и однозначное представление о наличии такого ограничения.

5. В спорный период не выявлено специальной позиции федерального законодателя по вопросу полномочий (или их отсутствия) третейских судов на рассмотрение споров о закупках особых видов юридических лиц, в т. ч. ввиду наличия, по мнению законодателя, публичного элемента в спорных отношениях. Законодательство, закрепляя подход об арбитрабельности споров из гражданских правоотношений, не содержало специальных норм об арбитрабельности, полной или условной неарбитрабельности споров из закупок по Закону № 223-ФЗ. Следовательно, к таким отношениям применимы общие нормы об арбитрабельности гражданско-правовых споров.

6. При реформировании законодательства о третейском разбирательстве в 2014–2016 гг. законодатель закрепил следующий подход к регулированию арбитрабельности: общий критерий арбитрабельности – гражданско-правовой характер отношений, перечень неарбитрабельных споров, а также условно неарбитрабельную категорию – споры, возникающие из отношений, регулируемых законодательством РФ о контрактной системе. Но в данном перечне нет споров, возникающих из отношений, регулируемых Законом № 223-ФЗ. Иных законов, закрепляющих нормы о неарбитрабельности таких споров, нет. Не названы они и в качестве условно арбитрабельных.

7. Анализ правового регулирования как в период спорных правоотношений, так и в настоящее время не позволяет заключить, что федеральный законодатель, устанавливая баланс публичных и частных интересов в отношениях по закупке товаров отдельными видами юрлиц, предусматривал правило о неарбитрабельности споров, вытекающих из договоров, заключенных в результате такой закупки.

 

Законодательство не запрещает использовать ведомственную охрану на объектах, не находящихся в прямом ведомственном подчинении министерства, имеющего право на создание соответствующей ведомственной охраны

Определение ВС РФ от 23.07.2018 по делу № А79-3550/2017 (дело № 1)

Определение ВС РФ от 10.07.2018 по делу № А43-1168/2017 (дело № 2)

Определение ВС РФ от 12.07.2018 по делу № А79-3502/2017 (дело № 3)

(дела переданы в СКЭС ВС РФ, решения в пользу антимонопольного органа)

Участники дел

ФГУП «Охрана» в лице филиала по Чувашской Республике против УФАС по Чувашской Республике – Чувашии (дело № 1)

ФГУП «Охрана» в лице филиала по Нижегородской области против УФАС по Нижегородской области (дело № 2)

Управление Росреестра по Чувашской Республике против УФАС по Чувашской Республике – Чувашии (дело № 3)

Резюме эксперта

Все три дела интересны спором вокруг правоспособности конкретного ФГУП оказывать услуги на объекте, подлежащем госохране, вне зависимости от прямой подведомственности объекта. ВС РФ не согласился с формальным толкованием кассацией норм права и решил самостоятельно разобраться в данных делах.

Обстоятельства дел № 1 и 2

ФГУП пожаловались в УФАС на действия аукционных комиссий госзаказчиков (Управления Роспотребнадзора по Чувашской Республике и Управления ФСТЭК по Приволжскому федеральному округу) при проведении электронного аукциона на право оказания охранных услуг. Они посчитали, что победитель аукционов ФГУП «СВЯЗЬ-безопасность» не вправе осуществлять охрану объектов заказчиков, поскольку для организаций ведомственной охраны, к которым относится предприятие, законодательство установило ограничения по охраняемым объектам.

Жалобы признаны необоснованными. Считая такие решения незаконными, ФГУП обратились в суд. Две инстанции отказали в удовлетворении заявлений и признали решения УФАС законными. Суды исходили из того, что «СВЯЗЬ-безопасность» является государственной ведомственной охраной, вправе принимать участие в электронном аукционе и оказывать охранные услуги на объекте, подлежащем госохране, деятельность которого затрагивает компетенцию Минкомсвязи России, вне зависимости от прямой подведомственности объекта.

Кассация же признала решения УФАС недействительными, отметив, что у «СВЯЗЬ-безопасности» нет полномочий на госохрану объектов заказчиков, поскольку эти объекты не находятся в ведении Минкомсвязи России.

УФАС не согласились с такими доводами и обратились в ВС РФ. С точки зрения УФАС, комиссии заказчиков, признав заявки «СВЯЗЬ-безопасности» соответствующими требованиям документации об электронном аукционе, не нарушили положений законодательства. Из системного толкования положений ст. 8 Закона о ведомственной охране и учредительных документов предприятия следует, что запрет на охрану силами «СВЯЗЬ-безопасности» объектов, не находящихся в прямом ведомственном подчинении Минкомсвязи России, имеющего право на создание соответствующей ведомственной охраны, отсутствует.

Обстоятельства дела № 3

Управление Росреестра по Чувашской Республике провело электронный аукцион на оказание охранных услуг. Заявка «СВЯЗЬ-безопасности» признана не соответствующей требованиям, в аукционе победил другой участник. Предприятие пожаловалось в УФАС на неправомерные действия аукционной комиссии госзаказчика. Жалоба признана обоснованной, а действия заказчика – нарушившими требования ч. 7 ст. 69 Закона № 44-ФЗ.

Не согласившись с таким решением, заказчик обратился в суд. Но суды двух инстанций признали решение УФАС законным. Как и в двух предыдущих делах, они указали, что «СВЯЗЬ-безопасность», будучи государственной ведомственной охраной, вправе принимать участие в электронном аукционе и оказывать охранные услуги на подлежащем госохране объекте заказчика вне зависимости от прямой подведомственности этого объекта.

Кассация же признала решение УФАС незаконным, отметив, что у «СВЯЗЬ-безопасности» нет полномочий осуществлять госохрану объектов заказчика, т. к. эти объекты находятся в ведении Минэкономразвития России, а предприятие вправе оказывать охранные услуги только в отношении объектов, подведомственных Минкомсвязи России.

УФАС не согласилось с такими доводами и обратилось в ВС РФ. По мнению УФАС, признав заявку «СВЯЗЬ-безопасности» не соответствующей требованиям документации об электронном аукционе, комиссия заказчика нарушила законодательство, поскольку данное предприятие, будучи государственной ведомственной охраной, вправе оказывать охранные услуги на объекте, являющемся госсобственностью. При этом для ведомственной охраны не предусмотрен запрет на осуществление охраны объектов, не находящихся в прямом ведомственном подчинении органа исполнительной власти, имеющего право на ее создание.

Решения ВС РФ

Во всех трех делах ВС РФ счел, что доводы УФАС заслуживают внимания, и передал кассационные жалобы для рассмотрения в судебном заседании СКЭС ВС РФ.


10 сентября 2018 г.
Журнал «Конкуренция и право»
Читать    Подписаться