Телефон подписки
8 (800) 555-66-00





Читать    Подписаться
Новости и события

Раскрыт сговор на торгах по ремонту и строительству дорог в Воронежской области на 88 млн руб.
14 декабря 2018 г.

Доклад ФАС России о конкурентной политике в государствах СНГ в условиях цифровой экономики одобрили члены Экономического совета СНГ
14 декабря 2018 г.

«Охотничьи просторы» проиграли апелляцию в споре с УФАС о нарушениях на торгах
14 декабря 2018 г.

ФАС России скорректирует инициативу об отмене иммунитетов применения антимонопольного законодательства для интеллектуальной собственности
14 декабря 2018 г.

все новости
 Самое читаемое

- Тенденции в антимонопольном праве США, ЕС и Китая
58
- Ценовые предписания ФАС России и управление издержками и рисками компаний
15735
- Правовое регулирование использования product placement в России
7960
- Трансляция VII Петербургского Международного Юридического Форума
13307
- Компетенция вне границ
154
- XIV деловой форум «Юридический форум России». Сессия «Антимонопольное регулирование 2018»
4417
 Обзоры




Главная /  Антимонопольные споры. Обзоры судебной практики /  Обзор судебной практики. Выпуск № 7 за 2018 г.
Обзор судебной практики. Выпуск № 7 за 2018 г.


Елена Рыбальченко,

юрист санкт-петербургской корпоративной практики компании «Пепеляев Групп»

 

Просрочка трехдневного срока изготовления постановления о привлечении к административной ответственности не является основанием для его отмены

Определение ВС РФ от 04.07.2018 по делу № А40-201975/2016 (решение в пользу антимонопольного органа)

Участники дела

ГУП ЧАО «Чукотснаб» против ФАС России

Резюме эксперта

Еще ВАС РФ указал, что существенными процессуальными нарушениями при рассмотрении дела об административном правонарушении являются такие нарушения, которые не позволяют или не позволили рассмотреть его всесторонне, полно и объективно. Мотивированное постановление составляется уже после того, как разбирательство дела окончено и объявлена резолютивная часть постановления, а значит, нарушение указанного трехдневного срока, который к тому же не является пресекательным, не может препятствовать всестороннему, полному и объективному рассмотрению дела.

Обстоятельства дела

ФАС России признала «Чукотснаб» нарушившим ст. 16 Закона о защите конкуренции. Предприятие заключило с органом госвласти субъекта РФ соглашение, которое привело к ограничению конкуренции, и участвовало в нем. Вынесено постановление о привлечении нарушителя к административной ответственности в виде штрафа на сумму более 58 млн руб. (ч. 1 ст. 14.32 КоАП РФ).

Предприятие оспорило это решение в суде. Три инстанции признали постановление ФАС России незаконным, указав следующее.

Административное дело рассматривалось 30 августа 2016 г. при участии защитника. ФАС России объявила ему лишь резолютивную часть постановления. Копию постановления в этот день представителю не вручили, поскольку оно не было изготовлено в полном объеме. Это произошло лишь 5 сентября 2016 г., что нарушило установленный КоАП РФ трехдневный срок.

Таким образом, ведомство не выполнило правило ч. 1 ст. 29.11 КоАП РФ, которая гарантирует реализацию прав привлекаемого к административной ответственности лица, в т. ч. на ознакомление с постановлением в полном объеме непосредственно с момента окончания рассмотрения дела.

В кассационной жалобе, поданной в ВС РФ, ФАС России просила отменить принятые судебные акты и предъявила для этого два аргумента.

1. Нарушение срока изготовления постановления в полном объеме и срока его направления не может служить основанием для отмены постановления. Эти факты могут быть основанием к восстановлению срока на обжалование постановления по делу.

2. Не допущено существенных нарушений порядка привлечения «Чукотснаба» к административной ответственности, которые не позволили всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело об административном правонарушении.

Решение ВС РФ

СКЭС ВС РФ согласилась с представителями антимонопольного органа, что они не допустили нарушений, являющихся безусловными основаниями для отмены оспариваемого постановления о привлечении к административной ответственности. Коллегия отменила решения трех судебных инстанций и признала постановление ФАС России законным.

Читайте также: «Верховный Суд РФ поддержал ФАС России в споре с „Чукотснабом“»

 

Если компания приобрела и использовала права на товарный знак, притом что обозначение было широко известно и его уже использовали другие юрлица, это является актом недобросовестной конкуренции

Постановление Президиума СИП от 14.05.2018 по делу № СИП-491/2017 (решение в пользу антимонопольного органа)

Участники дела

ООО «Блэк Фрайдэй» против ФАС России

Резюме эксперта

Дело интересно разрешением вопроса о добросовестности приобретения исключительного права на товарный знак (далее – ТЗ). Как указал СИП, для ответа на этот вопрос необходимо исследовать как обстоятельства, связанные с самим приобретением исключительного права, так и последующее поведение правообладателя, свидетельствующее о цели такого приобретения.

При этом недобросовестность правообладателя должна быть установлена в период, предшествующий обращению с заявкой на регистрацию обозначения в качестве ТЗ (знака обслуживания), поскольку именно в этот момент реализуется намерение (умысел) на недобросовестное конкурирование с иными участниками рынка посредством использования исключительного права на ТЗ, предусматривающего запрет иным лицам применять для индивидуализации товаров и услуг тождественные или сходные обозначения. Последующее же поведение правообладателя может лишь подтверждать либо опровергать тот факт, что при приобретении исключительного права на ТЗ он действовал недобросовестно. При установлении наличия всех перечисленных обстоятельств действия правообладателя являются недобросовестной конкуренцией.

Обстоятельства дела

ФАС России возбудила дело по признакам нарушения «Блэк Фрайдэй» ч. 1 ст. 14.4 Закона о защите конкуренции. Приобретение и использование компанией исключительного права на знак обслуживания BLACK FRIDAY признаны актом недобросовестной конкуренции.

Не согласившись с таким решением, «Блэк Фрайдэй» обратилась в СИП. Суд отказал в удовлетворении требования.

Решение кассации и его обоснование

Президиум СИП не нашел оснований для отмены судебного акта в связи со следующим.

1. Обозначение BLACK FRIDAY было широко известно до даты приоритета в разных странах мира, в т. ч. в России применительно ко дню начала распродаж. «Блэк Фрайдэй» на момент подачи заявки на регистрацию этого обозначения в качестве ТЗ не могла не знать об этом.

2. Компания не опровергает тот факт, что российские юрлица до даты приоритета оспариваемого знака обслуживания вели деятельность, связанную с распродажами в Интернете с использованием обозначения BLACK FRIDAY. Но при этом она указывает, что эти лица являются розничными продавцами и не могут быть признаны ее конкурентами, т. к. оказываемые ими услуги не однородны тем услугам 35-го класса МКТУ, для которых зарегистрирован оспариваемый знак.

Этот довод не обоснован, поскольку однородность оказываемых услуг не имеет самостоятельного значения при установлении наличия (отсутствия) в действиях по приобретению и использованию исключительного права на ТЗ (знак обслуживания) недобросовестной конкуренции, поскольку в этом случае установлению подлежит наличие (отсутствие) конкурентных отношений.

3. «Блэк Фрайдэй» указывала, что нет доказательств того, что после регистрации оспариваемого знака обслуживания она направляла претензии юрлицам в отношении использования ими обозначения BLACK FRIDAY в своей предпринимательской деятельности, а также предъявляла иски в судебном порядке. Но материалы дела опровергают этот довод.

4. Подтверждено как наличие конкурентной среды в период использования правообладателем принадлежащего ему ТЗ, так и возможность возникновения у конкурентов убытков, связанных с действиями правообладателя.

Читайте также: «Арбитраж подтвердил законность штрафа ФАС России компании „Блэк Фрайдэй“»

 

Антимонопольный орган и суд должны оценить, какие действия сама компания называет нарушающими антимонопольное законодательство в своем заявлении в УФАС

Постановление Президиума СИП от 14.05.2018 по делу № СИП-497/2017 (решение в пользу предпринимателя)

Участники дела

ООО «Компания Благо» против УФАС по Нижегородской области

Резюме эксперта

СИП подчеркнул ранее изложенную им позицию о том, что сами по себе недобросовестные действия по приобретению исключительного права на ТЗ без недобросовестных действий по использованию такого права по общему правилу могут составлять акт недобросовестной конкуренции.

Суд также напомнил, что заявление, поданное в антимонопольный орган, должно было быть оценено антимонопольным органом, а вслед за ним и судом в том виде, в котором оно было составлено, и исходя из того, какие действия сам заявитель полагал нарушающими антимонопольное законодательство. Ни антимонопольный орган, ни суд не должны оценивать само заявление на предмет его подкрепленности теми или иными доказательствами.

Обстоятельства дела

«Компания Благо» посчитала, что регистрация предприятием «Проспект» словосочетания «Солнце мое» в качестве ТЗ является актом недобросовестной конкуренции, и обратилась в УФАС. Антимонопольная служба не обнаружила в действиях предприятия признаков нарушения ст. 14.4 Закона о защите конкуренции и отказала в возбуждении антимонопольного дела.

Компания обратилась в суд, который отказал в удовлетворении заявления. Он указал, что в силу ст. 14.4 Закона о защите конкуренции актом недобросовестной конкуренции могут являться лишь действия по недобросовестному приобретению ТЗ, сопряженные с недобросовестным его использованием. Само по себе недобросовестное приобретение исключительного права на ТЗ не может быть квалифицировано как акт недобросовестной конкуренции.

Решение кассации и его обоснование

Президиум СИП направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, посчитав вывод суда неправильным. Приведены следующие доводы.

1. При признании действий недобросовестными главное не то, что они упоминаются в главе 2.1 Закона о защите конкуренции, а то, охватывает ли их состав недобросовестной конкуренции, охарактеризованный в п. 9 ст. 4 Закона и ст. 10.bis Парижской конвенции.

2. Антимонопольный орган, а вслед за ним и суд, должны были оценить заявление, поданное компанией в УФАС, в том виде, в котором оно было составлено, и исходя из того, какие действия сама компания полагала нарушающими антимонопольное законодательство.

В заявлении «Компания Благо» подразумевала под актом недобросовестной конкуренции действия «Проспекта» по приобретению исключительного права на ТЗ, притом что предприятие знало о долговременном использовании компанией обозначения «Солнце мое» для индивидуализации производимых товаров. Из заявления не следует, что как акт недобросовестной конкуренции рассматривались действия предприятия по использованию исключительного права на ТЗ.

3. Суд первой инстанции должен был установить, рассмотрен ли вопрос о возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства в соответствии с признаками, приведенными компанией в заявлении в УФАС. Но суд ограничился лишь ссылкой на то, что при отказе в возбуждении дела антимонопольный орган указал: среди представленных документов нет доказательств того, что:

  • предприятие использовало словесный ТЗ на этикетках, упаковках товаров, в документации, в доменных именах и т. д.;
  • предприятие знало или должно было знать о долговременном использовании компанией наименования «Солнце мое» до даты подачи заявки предприятием (т. е. имело намерение воспользоваться чужой репутацией и узнаваемостью такого обозначения);
  • компания в рассматриваемый период реализовывала растительное масло «Солнце мое» на территории Нижегородской области.

20 июля 2018 г.




 

№ 5, 2018 (сентябрь-октябрь)

 Опрос

Какие законодательные шаги необходимо предпринять в первую очередь для эффективного развития конкуренции на уровне ЕАЭС?