Телефон подписки
8 (800) 555-66-00





Читать    Подписаться
Новости и события

ФАС России подвела итоги надзора за соблюдением законодательства о рекламе за 2017 г.
13 июля 2018 г.

Андрей Кашеваров рассказал об актуальных проблемах антимонопольного регулирования
13 июля 2018 г.

Дискуссионная группа ЮНКТАД по международному сотрудничеству отчиталась о работе
13 июля 2018 г.

Предлагается освободить госзаказчика от обязанности вести план закупок и план-график закупок для вооружения, военной и спецтехники
13 июля 2018 г.

все новости
 Самое читаемое

- Оцифровка закупок
125
- Ценовые предписания ФАС России и управление издержками и рисками компаний
14951
- Топ антимонопольных дел – 2017
1884
- Трансляция VII Петербургского Международного Юридического Форума
10622
- XIV деловой форум «Юридический форум России». Сессия «Антимонопольное регулирование 2018»
2022
- ФАС идет по цифровому следу
326
 Обзоры

 Анонcы

Правовая защита бизнеса: комплаенс-контроль и аудит в компании
23 июля пройдет II Всероссийская конференция «Уголовная, гражданско-правовая и административная ответственность бизнеса. Построение системы комплаенс в компании». Организатор – компания «АСЭРГРУПП».
Полный текст



Главная /  Антимонопольные споры. Обзоры судебной практики /  Обзор судебной практики. Выпуск № 6 за 2018 г.
Обзор судебной практики. Выпуск № 6 за 2018 г.


Елена Рыбальченко,

юрист санкт-петербургской корпоративной практики компании «Пепеляев Групп»


Чтобы получить денежную компенсацию за необоснованное умаление деловой репутации, необходимо доказать наличие сформированной репутации и наступление неблагоприятных последствий в результате распространения порочащей информации

Постановление АС ЗСО от 23.03.2018 по делу № А45-10107/2017 (дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции)

Участники дела

ООО «АРИЕС» против УФАС по Новосибирской области, РФ в лице ФАС России

Резюме эксперта

Чтобы сделать вывод о причинении ущерба деловой репутации и выплатить денежную компенсацию за необоснованное умаление деловой репутации, недостаточно только факта распространения ответчиком сведений, порочащих деловую репутацию истца. В силу требований ст. 65 АПК РФ истец должен подтвердить:

  • наличие у него сформированной репутации в той или иной сфере деловых отношений (промышленности, бизнесе, услугах, образовании и т. д.);
  • наступление для него неблагоприятных последствий в результате распространения порочащих сведений, факт утраты доверия к его репутации или ее снижение.

Само по себе включение истца в публичный общедоступный Реестр недобросовестных поставщиков на основании решения УФАС (которое суд впоследствии признал незаконным, в связи с чем эти сведения не соответствуют действительности) не означает, что данный факт:

  • формирует у третьих лиц мнение об истце как о недобросовестном участнике хозяйственных отношений;
  • приводит к утрате доверия к его деловой репутации, следствием чего может быть сокращение числа клиентов и утрата конкурентоспособности.

Для установления обратного сначала необходимо определить, какая репутация была у истца до выявления УФАС нарушения.

Обстоятельства дела

УФАС включило «АРИЕС» в Реестр недобросовестных поставщиков в связи с односторонним отказом от исполнения контрактов на выполнение ремонта медицинских кабинетов. Не согласившись с этим решением, компания обратилась в суд. Кассация признала решение недействительным, и компанию исключили из Реестра.

Затем «АРИЕС» подал в суд иск к УФАС, а также к РФ в лице ФАС России, в котором просил:

  • о солидарном взыскании убытков в размере 3499,42 руб. и 65 тыс. руб.;
  • компенсации репутационного ущерба в размере 600 тыс. руб.

По мнению истца, ему нанесен репутационный вред, причинены реальные убытки в связи с приобретением электронной цифровой подписи, которой он не мог воспользоваться, пока запись о нем была в Реестре, а также в связи с расходами на получение юридической помощи.

Требования были удовлетворены частично, с РФ взысканы:

  • компенсация репутационного ущерба в размере 200 тыс. руб.;
  • реальные убытки – 2428,42 руб.;
  • судебные расходы – 2831,4 руб.

Решение кассации и его обоснование

Дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку суды не учли следующее.

1. Удовлетворяя требование о возмещении репутационного вреда, суды указали, что действующие в период нарушения прав компании правила редакции п. 7 ст. 152 ГК РФ применяются к защите деловой репутации юридического лица. Но решение о включении сведений в Реестр принято 15 марта 2016 г., т. е. когда действовала ст. 152 ГК РФ в редакции Закона от 02.07.2013 № 142-ФЗ (вступил в силу с 1 октября 2013 г.), поэтому ссылка судов на положения ст. 152 ГК РФ в недействующей редакции необоснованна.

2. Правила о защите деловой репутации гражданина, за исключением положений о компенсации морального вреда, применяются к защите деловой репутации юрлица (п. 11 ст. 152 ГК РФ). При этом вступление в силу с 1 октября 2013 г. новой редакции ст. 152 ГК РФ, исключившей возможность компенсации морального вреда при умалении деловой репутации юрлиц, не препятствует защите нарушенного права посредством заявления юрлицом требования о возмещении причиненного его репутации вреда.

3. Признание судом недействительным решения УФАС о включении компании в Реестр не означает, что действиями антимонопольного органа причинены убытки.

4. «АРИЕС» был обязан доказать условия, необходимые для определения и взыскания справедливой компенсации в порядке ст. 152 ГК РФ, – наличие сформированной репутации и наступление неблагоприятных последствий в результате распространения ответчиком порочащей информации. Но принятые по делу судебные акты не содержат выводов о сформированной репутации компании до нарушения, а также доказательств наличия неблагоприятных для нее последствий в результате размещения сведений о ней в Реестре. Поэтому определить размер справедливой компенсации невозможно.

5. Суды признали реальными убытками расходы, понесенные в связи с приобретением электронного пакета ЭЦП. Однако не указано, почему они отклонили доводы ответчика, что, пока компания находилась в Реестре, она могла использовать ЭЦП по прямому назначению при участии в государственных торгах на иных электронных площадках, а также в других электронных системах.


Условия договоров поставки, заключенных до вступления в силу Закона № 273-ФЗ, должны быть приведены в соответствие с Законом о торговле до 1 января 2017 г. С этой даты противоречащие Закону о торговле условия договоров признаются утратившими силу

Постановление АС ПО от 30.03.2018 по делу № А65-17916/2017 (решение в пользу предпринимателя)

Участники дела

ООО «Бахетле-1» против УФАС по Республике Татарстан

Резюме эксперта

Суд напомнил, что изменения в Закон о торговле, внесенные в 2016 г., предусматривали переходный период, по окончании которого условия договоров поставки, не соответствующие новым правилам, утрачивали силу. Поэтому неприведение в установленный срок договоров, заключенных с поставщиками до 15 июля 2016 г., в соответствие с требованиями антимонопольного законодательства и нормами Закона о торговле, не может являться признаком нарушения законодательства.

Обстоятельства дела

К 1 января 2017 г. «Бахетле-1» не привело договоры поставки с контрагентами в соответствие с требованиями антимонопольного законодательства и нормами ч. 4 ст. 9 Закона о торговле в редакции Закона № 273-ФЗ (в части установления сроков оплаты, размера вознаграждения). Компания признана виновной в совершении правонарушений, предусмотренных ч. 1 и 3 ст. 14.42 КоАП РФ, назначены штрафы по 1 млн руб. для каждого нарушения.

Не согласившись с этим, «Бахетле-1» обратилось в суд. Суды двух инстанций удовлетворили требования.

Решение кассации и его обоснование

Кассация поддержала решения нижестоящих судов в связи со следующим.

1. Суды установили, что договоры с контрагентами были заключены до вступления в силу изменений, внесенных в Закон о торговле, и расторгнуты до 1 января 2017 г.

2. В ходе рассмотрения дела (до составления протокола об административном правонарушении и вынесения постановления о правонарушении) компания представила антимонопольному органу:

  • возражения на определение о возбуждении дела и соглашение о расторжении спорного договора при представлении возражений к акту проверки;
  • документы, свидетельствующие о том, что компания предприняла меры для приведения договоров поставки в соответствие с Законом о торговле (по электронной почте контрагентам направлены уведомление о расторжении договора и проект соглашения о расторжении договора);
  • соглашение о расторжении договора, которое имеет существенное значение для квалификации и рассмотрения дела.

Однако эти доказательства не рассмотрены и в постановлении не отражены.

3. Антимонопольный орган не учел, что условия договоров поставки, заключенных до вступления в силу Закона № 273-ФЗ (т. е. до 15 июля 2016 г.), должны быть приведены в соответствие с Законом о торговле до 1 января 2017 г. С этой даты условия договоров, противоречащие Закону о торговле, признаются утратившими силу. Таким образом, неприведение договоров, заключенных до 15 июля 2016 г., в соответствие с требованиями антимонопольного законодательства и нормами Закона о торговле в редакции Закона № 273-ФЗ, не могло быть признаком нарушения законодательства.


Единообразное и синхронное повышение конкурентами цен на нефтепродукты без объективных предпосылок говорит о наличии антиконкурентного соглашения

Постановление АС ЦО от 27.03.2018 по делу № А83-4856/2016 (решение в пользу антимонопольного органа)

Участники дела

ООО «Кедр», ООО «Торговый дом „ТЭС“», ООО «Крым Ойл», ООО «Ритэйл Юг», АО «Компания нефтетрейдинг» против УФАС по Республике Крым и г. Севастополю

Резюме эксперта

Суд указал, что для установления картеля не требуется наличия письменного соглашения или иного документального подтверждения договоренности. Если конкурирующие хозсубъекты без обоснований совершают на одном товарном рынке, в одних и тех же географических границах, в одном и том же временном интервале предельно одинаковые действия, это свидетельствует о наличии между ними антиконкурентного соглашения.

Обстоятельства дела

УФАС признало компании нарушителями п. 1 ч. 1 ст. 11 Закона о защите конкуренции путем заключения антиконкурентного соглашения, которое привело к поддержанию цены на нефтепродукты на одном уровне в течение длительного периода. Предписано прекратить участие в соглашении.

Не согласившись с решением и предписанием, компании обратились в суд. Суды двух инстанций в удовлетворении требований отказали.

Решение кассации и его обоснование

Кассация не нашла причин отменить решения судов, исходя из следующего.

1. Компании утверждают, что решение антимонопольного органа принято с нарушениями, поскольку в комиссии УФАС не участвовал сотрудник Управления по борьбе с картелями ФАС России. Действительно, согласно Приказу ФАС России от 25.05.2012 № 340 в состав инспекции, проводящей внеплановую проверку соблюдения требования ст. 11 Закона о защите конкуренции, включается госслужащий этого Управления. Но в данном случае антимонопольщики не проводили такую проверку. Значит, не было и оснований применять соответствующий административный регламент и включать в состав комиссии сотрудника названного Управления.

2. Для возбуждения против компаний дела имелись основания: не только обнаруженные в результате еженедельного мониторинга розничных цен на нефтепродукты признаки нарушения антимонопольного законодательства, но и заявление физического лица.

3. Для целей признания действий хозсубъектов согласованными не имеет значения синхронность их начала, достаточно факта осуществления таких действий на момент их выявления антимонопольным органом. Эта правовая позиция изложена в Постановлении Президиума ВАС РФ от 21.04.2009 № 15956/08.

4. Суды признали установление предельно одинаковых розничных цен на нефтепродукты на величину 1 руб./л согласованными действиями (противоречащими п. 1 ч. 1 ст. 11 Закона о защите конкуренции). Для повышения цен не было объективных предпосылок. Действия совершены единообразно и синхронно, цены поднимались на один и тот же уровень, несмотря на то, что компании являются самостоятельными (конкурирующими) хозсубъектами, а значит, не могут быть связаны единой ценовой политикой.


28 июня 2018 г.



Вход для пользователей
Зарегистрироваться

 

№ 2, 2018 (март-апрель)

По какой отрасли бизнеса вам наиболее интересны публикации?