Подписка
О журнале   Архив   Авторам   Контакты Главные сюжеты Выбор редакции Обзоры Конференции English  
Новости и события

Московское областное УФАС выявило картельное соглашение на электронных аукционах на поставку медизделий
22 июня 2017 г.

Суд утвердил мировое соглашение между ФАС России и «Т Плюс» в споре на 867 млн руб.
22 июня 2017 г.

Верховный Суд РФ: заказчик может увеличить срок банковской гарантии по сравнению с прописанным в Законе № 44-ФЗ
22 июня 2017 г.

МЭР сформирует новую тарифную политику
22 июня 2017 г.

все новости
 Самое читаемое

- Бездействие как акт недобросовестной конкуренции
119
- Апелляция по ГОСТу
3231
- Ценовые предписания ФАС России и управление издержками и рисками компаний
12899
- Трансляция VII Петербургского Международного Юридического Форума
1006
- Возможности vs риски
1643
- Разнообразие форм: проблемы квалификации недобросовестной конкуренции
157
Обзоры

Конкуренция и право: события недели - Выпуск № 23, за 13–18 июня 2017 г.
Конкуренция и право: события недели - Выпуск № 22, за 5–12 июня 2017 г.
Конкуренция и право: события недели - Выпуск № 21, за 29 мая–4 июня 2017 г.
Конкуренция и право: события недели - Выпуск № 20, за 22 – 28 мая 2017 г.
Конкуренция и право: события недели - Выпуск № 19, за 10–21 мая 2017 г.
архив
Анонcы

Комплаенс и антикоррупция в России и СНГ
28-29 июня 2017 г. компания Dialog Management Partners проводит 4-ю ежегодную практическую конференцию «Комплаенс и антикоррупция в России и СНГ».
Полный текст



Главная /  "Конкуренция и право" № 2, 2015 (март-апрель)
"Конкуренция и право" № 2, 2015 (март-апрель)


Анализируя случаи выдачи предписаний ФАС России по результатам рассмотрения дел о нарушении антимонопольного законодательства, нельзя не затронуть вопрос о соотношении этого института с институтом предупреждений и практики их применения.

Институт предупреждений был введен в Закон о защите конкуренции[1]три года назад и используется в настоящее время для пресечения злоупотребления доминирующим положением в формах навязывания контрагенту невыгодных условий договора и необоснованного отказа или уклонения от его заключения. Основной целью законодателя при этом было предупреждение антимонопольных нарушений, снижение административной нагрузки на хозяйствующих субъектов и упрощение процедуры урегулирования споров.

По мнению многих должностных лиц ФАС России, новый инструмент антимонопольного регулирования оправдал себя и достиг своей первоначальной цели. По статистике ведомства, более 80% предупреждений исполняются в срок, около 15% не исполнены или исполнены за пределами срока, менее 3% обжалованы в суд.

Но несмотря на такие, казалось бы, положительные результаты, возникают проблемы, которые заставляют  задуматься об истинной эффективности этого инструмента и целесообразности его сохранения и более широкого распространения.

Прежде чем выдать предупреждение хозяйствующему субъекту, антимонопольный орган должен определить границы рынка, а также установить доминирующее положение предполагаемого нарушителя[2]. Вместе с тем практика в отношении предписаний показала, что в большинстве случаев эти обязанности регулятором не выполняются.

При вынесении предупреждения также необходимо выявление признаков нарушения антимонопольного законодательства в соответствии с требованиями Административного регламента № 339. Однако в действительности данные правила зачастую не соблюдаются.

Немаловажен и тот факт, что предупреждения, выдаваемые при выявлении признаков нарушения п. 3 и 5 ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции, во многих случаях имеют характер предписаний, которые контролирующий орган вправе выносить только по результатам рассмотрения антимонопольных дел. Это приводит к тому, что без определения границ рынка и установления доминирующего положения компании, без полноценного рассмотрения дела и выявления факта несоблюдения закона на предполагаемого нарушителя в предупреждении накладываются обязательства по устранению нарушения, предписываются действия, которые он должен совершить, а также назначается срок их исполнения.

Компании, не согласившиеся с действиями, предписанными им антимонопольным ведомством, вынуждены обжаловать такие предупреждения в суд, что вполне объяснимо. В итоге наблюдается противоположный, негативный эффект, когда процесс урегулирования антимонопольных споров затягивается и на хозяйствующих субъектов ложится еще более высокая административная нагрузка по обжалованию большего количества актов ФАС России (сначала предупреждения, а затем, по результатам рассмотрения дела, также решения, предписания и постановления о наложении штрафа). Отказаться от обжалования предупреждений, которые формулируются по образу и подобию предписаний, вряд ли получится, поскольку указанные в них действия зачастую затрагивают права и интересы предполагаемых нарушителей.

Таким образом, благая цель введения института предупреждений, направленная на предоставление хозяйствующим субъектам возможности в добровольном порядке устранить признаки нарушения без возбуждения дела и без наложения штрафных санкций, а также на сокращение количества обращений в суд, на самом деле не реализована в полном объеме.

В очередном пакете поправок[3]планируется расширить сферу применения предупреждений в ситуациях выявления признаков иных нарушений антимонопольного законодательства, а именно других форм злоупотребления доминирующим положением, в некоторых случаях недобросовестной конкуренции и признаков нарушений, связанных с принятием органами власти ограничивающих конкуренцию актов и совершением антиконкурентных действий (бездействия).

По всей видимости, текущая практика выдачи предупреждений и их обжалования в судах по другим составам антимонопольных нарушений получит еще большее распространение.

Окончательные выводы о том, насколько эффективен этот институт и целесообразно его сохранение, можно будет сделать через некоторое время, когда будет накоплен более богатый опыт применения предупреждений антимонопольным органом и их обжалования в судах.


Елена Соколовская,

главный эксперт журнала

«Конкуренция и право»



[1] Федеральный закон от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции».

[2] Такая обязанность следует из п. 1.3 Порядка выдачи предупреждения о прекращении действий (бездействия), которые содержат признаки нарушения антимонопольного законодательства, утв. приказом ФАС России от 14 декабря 2011 г. № 874 (далее – Приказ № 874) и п. 3.35 Административного регламента по исполнению государственной функции по возбуждению и рассмотрению дел о нарушениях антимонопольного законодательства РФ, утв. приказом ФАС России от 25 мая 2012 г. № 339 (далее – Административный регламент № 339).

[3] Имеется в виду четвертый антимонопольный пакет, который в настоящее время планируется к рассмотрению во втором чтении в Госдуме.


Содержание

 

Тема номера – Предписания  

ФАС предупреждает

Анализируя случаи выдачи предписаний ФАС России по результатам рассмотрения дел о нарушении антимонопольного законодательства, нельзя не затронуть вопрос о соотношении этого института с институтом предупреждений и практики их применения. Подробнее – в статье главного эксперта журнала «Конкуренция и право» Елены Соколовской.

Предписания: практика антимонопольного органа

Одним из основных инструментов, применяемых антимонопольной службой для развития конкуренции и пресечения нарушений, является предписание. С его исполнением и судебным обжалованием связано немало проблем.  Для более полного понимания правовой природы этого института, а также раскрытия ряда его особенностей редакция журнала «Конкуренция и право» обратилась к начальнику Аналитического управления Федеральной антимонопольной службы Алексею Геннадьевичу Сушкевичу.

Инициатива ФАС: последствия для бизнеса. О действии предписаний антимонопольной службы в период их обжалования в суде

В статье юристов санкт-петербургской корпоративной практики компании «Пепеляев Групп» Андрея Пеховского и Елены Рыбальченко рассматриваются возможные последствия реализации предложения ФАС России по изменению института обжалования антимонопольных предписаний. Эта инициатива направлена на защиту интересов наиболее уязвимых участников рынка в условиях кризиса. Но, как показывает судебная практика, ненормативные правовые акты регулятора не всегда настолько безупречны, чтобы их можно было сначала исполнить, а в случае признания незаконными безболезненно пересмотреть их действие.

Предписания Еврокомиссии в отношении горизонтальных сделок экономической концентрации: взгляд экономиста

Антимонопольные органы, чтобы предотвратить нарушение конкуренции при заключении горизонтальных сделок экономической концентрации, используют предписания. Причем Еврокомиссия отдает предпочтение структурным предписаниям, а ФАС России – поведенческим. Эксперт компании RBB Economics Виталий Пружанский, отмечая плюсы и минусы двух типов этого регуляторного инструмента, приходит к выводу о большей эффективности первого из них.

Предписания антимонопольного органа в сделках экономической концентрации: европейский подход

В Евросоюзе используется такая мера предупреждения антимонопольных нарушений, как предписания. Она предполагает, что стороны сделки экономической концентрации берутся предотвратить возможное ослабление конкуренции, вызывающее обеспокоенность регулятора. В статье Клэр Джеффс, партнера в Слотер энд Мэй (Лондон), подробно рассматриваются виды, порядок и условия принятия предписаний, а также их типовые тексты и потенциальные проблемы применения этого механизма.

 

В фокусе  

Российский и международный опыт расследования картелей. Новые практики и подходы

В связи с тем, что ФАС России занимается расследовани­ем картелей, в которых участвуют не только российские, но и иностранные компании и организации, возникает ряд правовых вопросов. В частности, о применении норм об экстерриториальности, разработке и заключении меж­дународных соглашений, обеспечивающих сотрудничество антимонопольной службы РФ с зарубежными ведомства­ми, а также о создании правовых механизмов признания и исполнения решений российских судов в других юрисдикциях. В статье руководителя группы антимонопольного регулирования компании «Пепеляев Групп» Елены Соколовской предлагаются возможные пути реше­ния проблем, возникающих в делах об антиконкурентных соглашениях.

Обжалование решений о картелях на торгах. Какие аргументы позволяют защитить компании?

Рассматривая дела о картелях, суды не всегда соглашаются с выводом антимонопольных органов о наличии правона­рушения. В статье руководителя антимонопольной практики Олега Москвитина и юриста Павла Русецкого (Коллегия адвокатов «Муранов, Черняков и партнеры») проанализированы относительно недав­ние решения, принятые в пользу хозяйствующих субъек­тов, а также подходы к оценке тех или иных доводов сторон и выигрышным для бизнеса аргументам.

Нет методологии - нет опроса, или Социологические «обоснования» в практике ФАС

Для формирования доказательной базы по делам, в частно­сти, связанным с нарушением законодательства о рекламе, антимонопольный орган использует разные виды массовых опросов. Мировой опыт применения в правовом поле этого метода исследования достаточно давний. Однако российский антимонопольный орган, не выдерживая норм и стандар­тов качества проведения опроса, допускает многочисленные ошибки и нивелирует таким образом его результаты, считает Дмитрий Рогозин, директор Центра методологии федеративных исследований Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС при Президенте РФ.

 

Цифры и факты

Пульс антимонопольного правоприменения – 2014. Так ли уж отличается центральный аппарат?

Опубликованные в начале прошлого года статистические показатели, основанные на данных 2012 и 2013 гг., прояс­нили картину российского антимонопольного правоприменения: необычайно активное по мировым меркам анти­монопольное ведомство, преобладание дел в отношении небольших компаний и низкие стандарты доказывания. Эти факты обсуждались общественностью и экспертами, орга­ны власти начали искать способы, как повысить качество рас­следования нарушений законодательства о конкуренции. Но привело ли это к изменениям в правоприменении, исследует Вадим Новиков, старший научный сотрудник РАНХиГС при Президенте РФ.

 

Актуальные вопросы

Антитраст во время потрясений: есть ли ориентиры правоприменения?

В чем именно проявляется или должно проявляться отличие антитраста в условиях, когда тренд экономической динамики более или менее понятен, а колебания параметров – существенных для принятия коммерческих решений – незначительны, от ситуации, когда уровень неопределенности по указанным параметрам резко возрастает? Подробнее – в статье Андрея Шаститко, директора Центра исследований конкуренции и экономического регулирования РАНХиГС при Президенте РФ, заведующего кафедрой конкурентной и промышленной политики экономического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова.

Что даст параллельный импорт рынку лекарственных средств?

Рассматривая проблему легализации параллельного импор­та лекарственных средств, следует тщательно взвесить все за и против и, также как в случае клинических исследований, оценить отношение ожидаемой пользы к возможному риску. Последствия оценивают руководитель группы практики интеллектуальной собственности и товарных знаков компании «Пепеляев Групп» Юрий Яхин и руководитель группы «Медицина и здравоохранение» компании «Пепеляев Групп» Сергей Клименко.

Дальнейшее применение принципа исчерпания исключительного права

11 марта 2015 г. состоялось второе заседание Рабочей груп­пы по выработке предложений в отношении дальнейшего применения принципа исчерпания исключительного пра­ва на объекты интеллектуальной собственности при Кол­легии Евразийской экономической комиссии. В чрезвычайно обширную повестку дня входили доклады о проведен­ных национальных и международных исследованиях вопроса о влиянии принципа исчерпания права на экономические и социальные показа­тели государств-членов, а также о юридических аспектах возможности введения дифференцированного принципа исчерпания права. Комментирует Валентина Орлова, руководитель практики интеллектуальной собственности и товарных знаков компании «Пепеляев Групп», член Рабочей группы при ЕЭК.

Взаимосвязь несовершенной конкуренции с несправедливыми условиями договора

Недостаточно развитая конкурентная среда на рынке создает предпосылки для распространения несправедливых условий договора.  Монополисты в этой ситуации оказываются в лучшем положении, чем другой, менее профессиональный участник. При этом слабой стороной могут выступать не только потребители, но и субъекты малого предпринимательства, приходит к выводу Анастасия Пьянкова, старший преподаватель кафедры гражданского права Пермского государственного национального исследовательского университета.

 

Обзор практики арбитражных судов  

Судебный навигатор

Мы ежемесячно проводим обзор решений, вынесенных судами по вопросам защиты конкуренции, и отбираем наиболее интересные дела для «Судебного навигатора». Основная тенденция, которую можно вынести в авангард на этот раз, – усиление позиции антимонопольного органа при доказывании заключения устных антиконкурентных соглашений. Притом что все еще остаются некоторые сложности с отграничением таких соглашений от допустимых, а также со сбором исчерпывающих доказательств для суда, считает руководитель санкт-петербургской корпоративной практики компании «Пепеляев Групп» Андрей Пеховский.

Оформить подписку:

- на сайте

- по телефону +7 (495) 649 1806

- по электронной почте podpiska@cljournal.ru 


Вход для пользователей
Зарегистрироваться

 

№ 2, 2017 (март-апрель)

По какой отрасли бизнеса вам наиболее интересны публикации?