Подписка
О журнале   Архив   Авторам   Контакты Главные сюжеты Выбор редакции Обзоры Конференции English  
Новости и события

«Грузовичкофф» подозревают в нарушении Закона о рекламе
21 июля 2017 г.

Большинство участников мониторинга «Честная цена» считают необходимым законодательно запретить возврат нереализованной продукции
20 июля 2017 г.

Госдума приняла закон об «альтернативной котельной»
20 июля 2017 г.

ФАС России: аукционы на два участка недр Ведугинского месторождения золота прошли с нарушениями
20 июля 2017 г.

все новости
 Самое читаемое

- Верховный Суд РФ задает вектор развития антимонопольного законодательства
642
- Бизнес и кафедры конкурентного права: точки взаимодействия
147
- Апелляция по ГОСТу
3406
- Трансляция VII Петербургского Международного Юридического Форума
1744
- Возможности vs риски
1794
- Битва за «Антигриппин»: гордость без предубеждения
3291
Обзоры

Конкуренция и право: события недели - Выпуск № 27, за 10–16 июля 2017 г.
Конкуренция и право: события недели - Выпуск № 26, за 3–9 июля 2017 г.
Конкуренция и право: события недели - Выпуск № 25, за 26 июня – 2 июля 2017 г.
Конкуренция и право: события недели - Выпуск № 24, за 19–25 июня 2017 г.
Конкуренция и право: события недели - Выпуск № 23, за 13–18 июня 2017 г.
архив



Главная /  "Конкуренция и право" № 4, 2013 (июль-август)
"Конкуренция и право" № 4, 2013 (июль-август)

94 на 44

За те семь с половиной лет, что действует Федеральный закон от 21 июля 2005 г. № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» (далее – Закон о размещении заказов), правоприменительная и судебная практика накопила огромное количество дел по спорам между участниками закупок и заказчиками в самых разных сферах хозяйственной деятельности.

Незаконные действия заказчиков – серьезный барьер для предпринимательской деятельности.

Суды и ФАС России, рассматривая дела данной категории, зачастую акцентируют внимание на формальных моментах и не придают должного значения специфике того или иного рынка. Один из самых показательных в этом отношении примеров – рынок фармацевтической продукции, на котором участники закупок ввиду его особенностей и специального правового регулирования могут быть особенно уязвимы.

При рассмотрении подобных споров очень важно подтвердить факт нарушения прав и законных интересов участников торгов. Так, действиями заказчика могут быть нарушены права не только реального, но и потенциального участника, не принимавшего участия в торгах. О нарушении прав участника может свидетельствовать ответ госзаказчика на запрос о разъяснении документации аукциона или решение аукционной комиссии об отказе в допуске к участию в аукционе.

Вместе с тем отсутствие этих документов не исключает того, что были нарушены права и законные интересы участников торгов.

Основной аргумент антимонопольного органа и судов в пользу госзаказчиков заключается в том, что, устанавливая требования к поставляемому товару, госзаказчик руководствуется своими потребностями и не обязан их обосновывать. Зачастую и ФАС России, и суды, мотивируя решения об отсутствии ограничения конкуренции участников, указывают на то, что участник размещения заказа не обязан производить товар, а может приобрести его у других лиц для поставки госзаказчику. При этом ни антимонопольный орган, ни суды не учитывают, что госзаказчики при составлении документации, условиям которой соответствует продукт только одного производителя, нарушают права и законные интересы иных производителей и поставщиков (дистрибьюторов) аналогичной (взаимозаменяемой) продукции.

В ближайшее время в правовом регулировании торгов произойдут серьезные изменения, связанные с тем, что в 2014 г. вступит в силу Федеральный закон от 5 апреля 2013 г. № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд». Он заменит действующий Закон о размещении заказов и закрепит новые способы осуществления закупок, в том числе конкурс с ограниченным участием и двухэтапный конкурс.

Заказчик будет обязан провести конкурс с ограниченным участием, в случае если товары из-за их особой сложности, инновационного или специализированного характера могут быть поставлены только ограниченным числом поставщиков, имеющих необходимый уровень квалификации. Правительство РФ будет устанавливать дополнительные требования (предквалификационный отбор) к участникам таких закупок, в том числе к наличию опыта работы, связанного с предметом контракта, и деловой репутации.

Таким образом, госзаказчики получат возможность легально ограничить количество участников конкурса. Это вполне обоснованно, когда речь идет о поставке товаров особой сложности, например инновационных (оригинальных) лекарственных средств.

Заказчик вправе провести двухэтапный конкурс при выполнении двух условий: во-первых, конкурс проводится на поставку инновационной и высокотехнологичной продукции, а во-вторых, заказчику необходимо провести обсуждение с участниками конкурса в целях уточнения характеристик объекта закупки. Хочется надеяться, что у участников двухэтапного конкурса появится легальная возможность донести до заказчика корректную информацию о характеристиках и свойствах своей продукции, что позволит сократить количество злоупотреблений при составлении конкурсной документации.

Елена Соколовская,

главный эксперт журнала «Конкуренция и право»

 

Содержание

 

Тема номера – «Госзакупки: перезагрузка»

Авторы выпуска обсуждают новеллы Закона о контрактной системе № 44-ФЗ, который вступает в силу с 1 января 2014 г. и придет на смену Закону № 94-ФЗ.

Закупка у единственного поставщика: новации контрактной системы

Ольга Беляева, ведущий научный сотрудник Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, обращается в своей статье к анализу норм Закона о контрактной системе, посвященных на первый взгляд знакомому способу заключения публичных контрактов – закупке (размещению заказа) у единственного поставщика. Освещаются вопросы определения места названного вида закупки среди иных способов определения поставщиков, изменения перечня случаев возможной закупки у единственного поставщика, несоответствия некоторых положений нового закона международным обязательствам Российской Федерации.

Свобода заказчика при определении предмета торгов: реалии и перспективы. Анализ на примере закупок медицинских изделий

Что важнее при формировании документации и описании предмета будущего государственного контракта – организовать закупку именно того товара, который полностью удовлетворит нужды заказчика, или создать максимально комфортные условия для множества потенциальных участников размещения заказа, способных обеспечить широкий диапазон цен? Как соотносятся ограничение участников размещения заказа и должная забота о тех, ради кого организуются торги? На эти вопросы в свете нового Закона о контрактной системе отвечают юристы компании «Пепеляев Групп» Елена Воскресенская и Сергей Клименко.

Торги в законодательстве о публичных закупках и в ГК РФ

Термин «торги» уже давно стал привычным для российского законодательства о публичных закупках, поэтому отказ нового Закона о контрактной системе от его использования может рассматриваться как серьезная новелла. Что означает такой отказ: это элемент юридической техники или принципиальное изменение законодательства о закупках? Для ответа на этот вопрос Денис Балакин, эксперт Национальной ассоциации институтов закупок, рассматривает институт торгов в более широком контексте – с учетом правил, установленных гражданским законодательством.

Поддельные банковские гарантии в сфере государственных заказов

Победители конкурсов и аукционов зачастую предоставляют в качестве обеспечения исполнения обязательств по государственным контрактам поддельные банковские гарантии. Последствия предоставления таких «обеспечений» могут быть негативными как для государственного заказчика, так и для победителя конкурса и банка, якобы гарантирующего выполнение условий контракта. В причинах возникновения и способах предотвращения подобных ситуаций  разбираются старший юрист Роман Серб-Сербин и юрист Никита Балдаков компании «Пепеляев Групп».

Закон о контрактной системе: заключить договор или исполнить обязательство?

Софья Филиппова, доцент кафедры коммерческого права МГУ им. М.В.Ломоносова, в числе недостатков существующей системы публичных закупок отмечает нарушения, связанные с заключением и исполнением договорных правоотношений.  Система закупок построена на детальной регламентации, касающейся отбора поставщиков и заключения договора, поэтому особое внимание, по словам автора, необходимо обратить на устранение пробелов договорного регулирования.  

 

Блиц-опрос 

44-ФЗ: трудности перехода

Объемный Федеральный закон № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» вступает в силу с 1 января 2014 г., кроме отдельных положений, для которых предусмотрены более поздние сроки введения в действие. Как отмечают эксперты, появление указанного Закона означает не просто обновление законодательства в сфере государственных и муниципальных закупок. Это принципиально иная концепция, отличающаяся от той, что лежит в основе Закона о размещении госзаказов (№ 94-ФЗ), и предполагающая создание новой контрактной системы. Какие трудности нас ждут при переходе к новой системе государственных закупок? Отвечают советник юстиции 2-го класса, магистр частного права Арсений Приходько и руководитель юридического департамента AIG в России Евгения Пепелова. 

 

В фокусе

Статья 178 УК РФ: версия N

Заведующий кафедрой конкурентной и промышленной политики экономического факультета МГУ, директор Центра исследований конкуренции и экономического регулирования РАНХиГС  Андрей Шаститко оценивает перспективы очередных поправок в ст. 178 УК РФ и рассматривает ограничения и условия для применения санкций в виде лишения свободы за нарушение требований ч. 1 ст. 11 Закона о защите конкуренции. 

Почему Россия не Америка? О новых средствах коллективной защиты в антимонопольном праве

Этот вопрос адресуют читателям начальник Управления налогового и административного права дирекции по правовым вопросам ОАО «Газпром Нефть» Оксана Ковалева и главный юрисконсульт управления Борис Галеев. До сих пор российской судебной практике не были известны примеры дел, связанных с массовыми исками потребителей к нарушителям антимонопольного законодательства. Это объяснялось, в том числе, отсутствием в процессуальном праве России известных многим правопорядкам институтов группового производства, позволяющих объединять в одном судебном процессе большое число однородных требований, что значительно облегчает доступ граждан к правосудию. В ближайшее время в правовом регулировании институтов коллективной защиты следует ожидать перемен. Насколько они обоснованны, рассуждают эксперты. Редакция также приглашает присоединиться к обсуждению и высказать свое мнение на страницах нашего журнала.

Гражданско-правовое и антимонопольное регулирование исключительных прав: инструмент на выбор?

Мы продолжаем обсуждение вопроса о соотношении гражданско-правового и антимонопольного регулирования (см. журнал «Конкуренция и право» № 3 за 2013 г. «Интеллектуальная собственность»).  В частности, вопроса об исключении нормы, устанавливающей, что на действия по осуществлению исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации не распространяются требования антимонопольного законодательства, связанные с запретом на злоупотребление хозсубъектом доминирующим положением и запретом на ограничивающие конкуренцию соглашения хозсубъектов. Сторонники таких поправок приводят два основных довода: во-первых, действия обладателей исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации могут приводить к злоупотреблению этими правами; во-вторых, «лучшие мировые практики исходят из возможности применения антимонопольного законодательства к интеллектуальным правам». Правомерны ли эти тезисы при всей их убедительности, рассуждают авторы статьи: Елена Павлова, начальник отдела законодательства об интеллектуальных правах ИЦЧП при Президенте РФ, Виталий Калятин, руководитель направления интеллектуальной собственности ОАО «РОСНАНО», профессор РШЧП, и Мария Суспицына, ведущий специалист отдела сравнительного и международного частного права ИЦЧП.  

 

Актуальные вопросы

Практика получения предварительного согласия  на M&A сделки

Звучит достаточно много критических оценок деятельности ФАС России в рамках контроля за экономической концентрацией. Указывается, что деятельность службы направлена против среднего бизнеса, а количество оцениваемых антимонопольным органом сделок избыточно. Практику получения предварительных согласий и направления уведомлений в ФАС России исследует старший юрист компании «Эрнст энд Янг» Василий Маковкин.

Ограничения по территории и покупателям в дистрибьюторских соглашениях

Валентин Петров, юрист международной юридической фирмы Jones Day, рассматривает возможность включения в допустимые и недопустимые дистрибьюторские соглашения, являющиеся вертикальными соглашениями, положений об ограничении по территории и покупателям. Особое внимание уделяется вопросу о совместимости этих положений с требованиями Закона о торговле.

Славянский гамбит

Передача прав на муниципальные объекты коммунальной инфраструктуры без проведения торгов является серьезным препятствием для развития конкуренции, считает Анастасия Ростиславова, главный специалист-эксперт отдела контроля органов власти Тульского УФАС России.  В своем материале на примере судебного спора автор доказывает, что проведение публичных процедур способствует усилению конкуренции, создавая обстановку для выбора контрагента, предлагающего наилучшие условия; обеспечению равного доступа к муниципальному имуществу заинтересованным лицам; передаче муниципального имущества на наиболее выгодных условиях.

Оформить подписку:
-
на сайте
- по телефону +7 (495) 649 1806
- по электронной почте
podpiska@cljournal.ru

      


Вход для пользователей
Зарегистрироваться

 

№ 2, 2017 (март-апрель)

По какой отрасли бизнеса вам наиболее интересны публикации?