Телефон подписки
8 (800) 555-66-00





Читать    Подписаться
Новости

«Билайн» оштрафован на 400 тыс. руб. за рассылку спама
22 июля 2019 г.

Минфин России: преференции в госзакупках получает только 45% конкурентоспособной продукции из РФ
22 июля 2019 г.

Правительство РФ ввело переходный период для банков, выдающих гарантии для госзакупок
22 июля 2019 г.

ФАС России выявила новые нарушения на торгах департамента природопользования Владимирской области по обращению с ТКО
22 июля 2019 г.

Все новости
 Самое читаемое

Ценовые предписания ФАС России и управление издержками и рисками компаний
Количество просмотров 17467
Антимонопольное регулирование США и Европы: проблемы сближения
Количество просмотров 12761
Сравнительная реклама в российском законодательстве
Количество просмотров 11686
Трансляция VII Петербургского Международного Юридического Форума
Количество просмотров 17684
Что такое антимонопольный комплаенс?
Количество просмотров 15092
 Обзоры

 Анонcы

VI Конференция по конкуренции под эгидой БРИКС
16–19 сентября 2019 г. в Москве состоится VI Конференция по конкуренции под эгидой БРИКС.
Полный текст



Главная /  Выбор редакции /  Уроки саморегулирования
Уроки саморегулирования


Опубликовано в журнале «Конкуренция и право» № 3, 2019 г.

Начальник Управления контроля социальной сферы и торговли ФАС России Тимофей Витальевич Нижегородцев о том, чем объясняется обязательность свода правил в рамках саморегулирования для всех участников рынка услуг розничной торговли, как можно гарантировать принцип обязательности, почему в отрасли должна быть только одна СРО и какие полномочия готово делегировать ей государство.

 

– Истории саморегулирования на потребительском рынке более восьми лет. Тимофей Витальевич, как Вы оцениваете опыт применения этого института и какие нужны шаги, чтобы повысить его эффективность?

– Опыт применения неудачный. Институт саморегулирования не показал той эффективности, на которую рассчитывали, принимая Закон № 315-ФЗ о СРО1. Этот инструмент был опробован в нескольких отраслях, в частности в строительной сфере, оценочной, финансовой. Однако как успешный институт и попытка замены госрегулирования он не состоялся ни в одной из них.

Центральная задача, которую необходимо решить, – обеспечение обязательности тех требований, которые принимаются на уровне саморегулирования. Причем для всех без исключения участников рынка.

Компания может не входить в СРО, не участвовать в выработке ее решений, но должна понимать, что все одобренные в рамках саморегуляторики стандарты становятся частью обязательных правил в отрасли и их нужно соблюдать. Надо исключить ситуации, когда одни добросовестно выполняют требования и несут дополнительные издержки, а другие нет и получают при этом преимущества.

Если мы говорим о передаче СРО элементов госрегулирования, то должны предусмотреть практически такой же порядок распространения требований и их соблюдения бизнесом, как и тот, который действует для норм, установленных государством. Как показала практика, добровольная модель с самоограничениями не работает и работать не будет.

В Межотраслевом экспертном совете по развитию потребительского рынка, куда входят ведущие и наиболее активные объединения поставщиков, розничной торговли и потребителей, есть процедуры выработки и принятия решений, но вот механизма обеспечения их обязательности для участников нет. Все это разваливает процесс саморегулирования с точки зрения восприятия рынком и делает его декларативным и имитационным.

Что касается саморегулирования, то на рынке услуг розничной торговли инициативы, которые мы обсуждаем, – уже третий подход к снаряду. Первый был после принятия в 2010 году Закона о торговле2. Второй – после второго пакета поправок в 2016 году3. Сам по себе второй пакет поправок возник, когда стало понятно, что существующие противоречия не удается решить с помощью инструментов саморегуляторики. Чтобы нынешние инициативы стали успешными и институт саморегулирования по-настоящему начал работать, нужно обеспечить обязательность решений СРО.

 

– Как это сделать?

– С помощью системы обеспечения обязательств в государстве. В данном случае должны подключаться регуляторы в лице ФАС России, Роспотребнадзора или другие по соответствующему предмету ведения и суды. Например, если компания не соблюдает закрепленные на уровне саморегулирования требования, чем наносит ущерб в том числе конкуренции, то сначала дело разбирает внутренний арбитраж СРО.

Если его решение игнорируется, подается жалоба в антимонопольный орган, который в порядке преюдиции учитывает обстоятельства, принимает доказательства и материалы, установленные и собранные при рассмотрении дела в СРО. Все это ложится в основу административного расследования, что позволяет регулятору в короткие сроки квалифицировать действия, вынести решение и уже своими инструментами госконтроля в виде обязательного для исполнения предписания или штрафа заставить нарушителя выполнять выработанные в отрасли правила.

Конечно, при необходимости антимонопольный орган проводит дорасследование. Но в любом случае работа в паре с саморегулируемой организацией в режиме взаимодополнения улучшит ситуацию с выявлением нарушителей и максимально упростит рассмотрение дел.

Аналогично материалы арбитражного процесса в рамках саморегулирования должны ложиться и в основу судебного дела, если компания оспаривает решение СРО или антимонопольного органа.

 

– Нужны поправки в законодательство, чтобы принцип преюдиции заработал?

– Да, нужны изменения, которые дали бы ясный сигнал всем институтам государственной власти, что решения СРО, выработанные и принятые по установленным процедурам, являются источником определенных норм поведения бизнеса. Эти решения должны восприниматься как новые стандарты, квалифицирующие добросовестные и недобросовестные действия участников рынка.

 

– Какой круг регуляторных полномочий необходимо передать рынку?

– Разработку и внедрение в соответствии с определенными процедурами и механизмами обязательных для отрасли требований, определяющих добросовестность ведения бизнеса.

И это, безусловно, позитивный момент, поскольку в законодательном процессе может быть инерция: или опоздания с принятием необходимых поправок, или, наоборот, преждевременные шаги в виде порой строгих ограничений. Кроме того, регулятор не может бесконечно менять содержание законодательства, пытаясь угнаться за развивающимися правоотношениями сетей и поставщиков. А в рамках модели саморегулирования государство делегирует самой отрасли полномочия вырабатывать свод правил, и она получает возможность оперативно реагировать на быстро меняющиеся среду и практику.

Другое направление в системе СРО – мониторинг и контроль за исполнением принятых требований и решений. Причем саморегулируемая организация заинтересована проводить тщательное наблюдение на предмет нарушений, чтобы обеспечить выполнение установленных стандартов.

Также необходимо создать и развивать внутренний арбитраж СРО, который должен рассматривать возникающие споры. В случае если накопились нерешенные вопросы или когда участники рынка не могут прийти к консенсусу и снять противоречия, СРО должна подключать государство для обсуждения пула проблем и подготовки пакета поправок.

 

– Сколько саморегулируемых организаций на рынке услуг розничной торговли должно функционировать?

– Конечно, одна. Поскольку речь идет о передаче рынку части регуляторных функций государства, формировании единой политики стандартов и контроля за их исполнением в определенной сфере, нескольких СРО быть не может.

Иначе история будет развиваться по тупиковому сценарию, вследствие которого саморегулируемые организации неизбежно будут вынуждены конкурировать друг с другом. Как они могут это делать? Снижать требования для привлечения новых членов и ослаблять надзор над ними. В итоге искусственная и непозитивная конкуренция приведет к обесцениванию правил и деградации контроля.

Согласитесь, невозможно, чтобы множество органов власти занимались одними и теми же вопросами, конкурируя между собой.

Кроме того, уже сейчас участники рынка определенной категории товаров могут создавать какие-то самодеятельные СРО, чтобы договориться о дополнительных стандартах и установить для своего круга, например, правила по улучшению корпоративного качества работы с целью получения конкурентных преимуществ. Но пока это не приводит к ярким историям успеха в сфере саморегулирования.

 

– Какой должна быть структура саморегулируемой организации на рынке услуг розничной торговли?

– Это формальный и технический момент. У нас свадьба порой важнее жениха и невесты. Если мы решим ключевые вопросы, которые мешают саморегулированию работать и развиваться, то дальше сможем безопасно обсуждать самые причудливые формы и структуры.

Вообще рассматривалась идея трехпалатной СРО: поставщики, торговые сети и регуляторы. Звучали предложения включить еще палату потребителей. При этом логично выстроить всю работу на базе ТПП РФ, которая обладает необходимыми ресурсами – отделениями во всех регионах.

Исходим из того, что палаты поставщиков, сетей и потребителей функционируют самостоятельно и обращаются в палату регуляторов, когда возникают неразрешимые в рамках саморегулирования противоречия. Далее совместно принимается решение, как эти противоречия снять. Палата регуляторов, образно говоря, крышечка, которая в случае возрастающего давления помогает выпустить лишний пар.

 

О личном

К какому типу Вы себя относите: физик или лирик?

Я ироничный биолог.


Ваша профессиональная мечта?

Победа над равнодушием и некомпетентностью.


Что Вас вдохновляет?

Природа.

Интервью подготовила

Оксана Бодрягина,

шеф-редактор журнала «Конкуренция и право»

____________________

1 Федеральный закон от 01.12.2007 № 315-ФЗ «О саморегулируемых организациях».

2 Федеральный закон от 28.12.2009 № 381-ФЗ «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации».

3 Федеральный закон от 03.07.2016 № 273-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон „Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации“ и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях».


24 июня 2019 г.

Оставить комментарий


Внимание! Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.









 

№ 2, 2019 (март-апрель)

 Опрос

Какие законодательные шаги необходимо предпринять в первую очередь для эффективного развития конкуренции на уровне ЕАЭС?