Пять вопросов об отношениях торговых сетей и поставщиков продовольственных товаров

Версия для печати Печатать

Во время проверок торговых сетей УФАС по Республике Татарстан выявляет различные нарушения в договорах поставки, в том числе связанные с неисполнением обновленных норм Закона о торговле. На примере этих нарушений рассмотрим, какие вопросы возникают у участников рынка продовольственных товаров в связи с применением законодательства о торговле и как УФАС предлагает решать актуальные проблемы в этой сфере.

 

1. Нарушает ли закон установленное в договоре поставки условие о праве отказаться от приема товара, если пакет документов неполный и (или) некорректно оформлен? 

Сроки оплаты продовольственных товаров, установленные ч. 7 ст. 9 Федерального закона от 28.12.2009 № 381-ФЗ «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации» (далее – Закон о торговле), исчисляются со дня фактического получения товаров хозяйствующим субъектом, осуществляющим торговую деятельность (ч. 8 ст. 9 Закона о торговле). Не позднее трех рабочих дней со дня фактического получения поставщик обязан передать документы, относящиеся к поставкам, а торговая организация – их принять.

В договорах поставки зачастую предусматривается условие о том, что в случае непредоставления документов, относящихся к поставленному товару, в полном объеме срок его оплаты продлевается до момента передачи недостающих документов. По мнению УФАС по Республике Татарстан (далее – Татарстанское УФАС), такое условие содержит признаки нарушения ч. 8 ст. 9 Закона о торговле, так как предельный срок оплаты товаров будет необоснованно увеличен.

При этом необходимо отграничивать условия о продлении срока оплаты поставленного товара от условий, по которым товар фактически не будет поставлен. Так, согласно разъяснениям ФАС России, хозяйствующие субъекты в рамках заключения договора поставки вправе самостоятельно определять условия и порядок приема-передачи товаров (за исключением трехдневного срока передачи документов, а также требования к формам и содержанию документов, в том числе действия в случае представления некорректно составленных или содержащих недостоверные сведения документов.

Исходя из этого, включение в договор поставки условия о праве отказаться от приема товара, если он поставлен с неполным и (или) некорректно оформленным пакетом документов (согласно условиям договора), не будет нарушением ч. 8 ст. 9 Закона о торговле, поскольку отсутствует факт поставки.

 

2. Нарушает ли закон условие о возможности совершения перехода права по договору поставки исключительно с письменного согласия контрагента? 

В соответствии с ч. 10 ст. 9 Закона о торговле в договоре поставки продовольственных товаров не допускается установление запрета на перемену лиц в обязательстве по такому договору путем уступки требования. При этом запрет на необходимость уведомления контрагента по договору об уступке права требования и на установление штрафа за несоблюдение условия об уведомлении в указанной норме отсутствует. Сама обязанность уведомления не препятствует стороне договора реализовать свое право на совершение цессии.

Кроме того, в силу ч. 3 ст. 382 ГК РФ, если должник не был письменно уведомлен о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор несет риск вызванных этим неблагоприятных для него последствий. Обязательство должника прекращается его исполнением первоначальному кредитору, произведенным до получения уведомления о переходе права к другому лицу.

Нужно учитывать, что требования ч. 10 ст. 9 Закона о торговле распространяются на отношения, связанные исключительно с поставкой продовольственных товаров. Установление запрета на перемену лиц в обязательстве в части поставки непродовольственных товаров регулируется гражданским законодательством.

 

Пример

В типовых договорах поставки одной крупной торговой сети устанавливается запрет на перемену лиц в обязательстве по договору исключительно для непродовольственных товаров. На поставку продовольственных товаров это условие не распространяется, а следовательно, оно не будет являться нарушением ч. 10 ст. 9 Закона о торговле.

Татарстанское УФАС установило, что в ряде договоров поставки предусмотрена возможность перехода права по такому договору исключительно с согласия (в большинстве случаев письменного) контрагента. Фактически это означает запрет на перемену лиц в обязательстве, поскольку контрагент вправе отказать в согласовании цессии и тем самым препятствовать ее совершению, основываясь на условиях договора. Таким образом, условие о возможности совершения перехода права по договору поставки продовольственных товаров исключительно с письменного согласия контрагента будет нарушением ч. 10 ст. 9 Закона о торговле.

 

Татарстанское УФАС рекомендует поставщикам и хозяйствующим субъектам принимать во внимание требования указанных выше статей, чтобы исключить возможные нарушения при заключении договоров поставки.

 

3. Является ли нарушением направление поставщикам односторонних уведомлений о прекращении действия условий договоров в связи с новой редакцией Закона о торговле? 

Статьей 3 Федерального закона от 03.07.2016 № 273-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон „Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации“» (далее – Закон № 273-ФЗ) была установлена отсрочка для приведения договоров поставки, заключенных до 15 июля 2016 г., в соответствие с новыми нормами.

Закон № 273-ФЗ вступил в силу непосредственно 15 июля 2016 г. Следовательно, условия всех договоров поставки, заключаемых с этой даты по 31 декабря 2016 г., должны были соответствовать положениям Закона о торговле в новой редакции. Заключение и исполнение в этот период договоров поставки по условиям Закона о торговле в старой редакции является нарушением торгового законодательства.

Татарстанское УФАС установило, что ряд торговых сетей не приняли во внимание необходимость приведения условий договоров, заключенных до 15 июля 2016 г., в соответствие с законодательными изменениями: дополнительные соглашения, которые бы регулировали существующие торговые обязательства в рамках нововведений, не заключались.

Торговые сети направляли поставщикам односторонние уведомления, где сообщалось о прекращении действия условий договоров в части, противоречащей Закону № 273-ФЗ.

Вместе с тем в силу ч. 1 ст. 452 ГК РФ соглашение об изменении или о расторжении договора совершается в той же форме, что и договор. Кроме того, из самих условий подавляющего большинства договоров поставки прямо следует, что изменения таких договоров действительны, только если с ними письменно согласились обе стороны. Направляя лишь односторонние уведомления, торговые сети не меняли договор, а его положения не были приведены в соответствие с Законом № 273-ФЗ.

С 1 января 2017 г. противоречащие Закону о торговле в новой редакции условия договоров признаются утратившими силу (ч. 3 ст. 3 Закона № 273-ФЗ). Это приводит к несогласованности сторонами утративших силу положений и возникает вопрос, действителен ли сам договор. Важно учитывать, что условия о сроках оплаты и выплате вознаграждения являются существенными и что без согласования сторонами этих ключевых пунктов договор не будет считаться заключенным.

 

4. Требует ли документального подтверждения навязывание условий договора поставки? 

Для квалификации условий договоров поставки продовольственных товаров как навязанных контрагенту (п. 4 ч. 1 ст. 13 Закона о торговле) в обязательном порядке необходимо документально подтвердить сам факт навязывания. Доказательствами могут служить переписка контрагентов об условиях договора, в том числе электронная, а также протоколы разногласий и иные документы, подтверждающие, что контрагент возражал против предлагаемого условия, но возражение не было принято другой стороной либо оставлено без ответа.

При отсутствии подтверждения несогласия поставщика с предлагаемыми торговой сетью условиями договора поставки установление факта их навязывания невозможно.

 

Учитывая изложенное, Татарстанское УФАС рекомендует поставщикам в обязательном порядке оформлять все возникающие разногласия по условиям договоров поставки в письменном виде с возможностью установления времени получения контрагентом соответствующих возражений.

 

5. Как торговые сети обходят норму о максимальном размере вознаграждения 5% и как доказать завышение размера штрафов для поставщиков? 

Одна из целей принятия поправок в Закон о торговле – защита интересов поставщиков продовольственных товаров. Для этого установлен максимальный размер вознаграждения 5%, исключена возможность взимать с поставщиков скрытые вознаграждения, комиссии, бонусы.

Но, по мнению поставщиков, и спустя год с момента принятия поправок торговые сети продолжают искать пути обхода 5% ретробонуса с целью увеличения своей маржи.

По информации антимонопольных органов, в 2017 г. торговые сети увеличили как фиксированные, так и варьирующиеся в зависимости от объема поставки санкции за нарушение поставщиками условий договоров. В частности, существенно выросли штрафы за некорректные документы, расхождения в ассортименте, наименовании при поставке, недопоставке, поставке некачественного товара.

Размер и критерии установления санкций за неисполнение условий договора поставки законодательно не урегулированы и определяются соглашением сторон в соответствии с нормами ГК РФ.

Зачастую в перезаключенных договорах, подготавливаемых торговыми сетями и предлагаемых к заключению поставщикам, предусмотрены необоснованные завышенные штрафы, явно несоразмерные последствиям нарушений. Все это может свидетельствовать не о намерении торговой сети побудить поставщиков к исполнению условий договора, а о ее желании получить дополнительную выгоду, чтобы компенсировать снижение доходности, вызванное принятием Закона № 273-ФЗ.

 

Пример

В договорах поставки торговой сети установлены признаки нарушения п. 1 ч. 1 ст. 13 Закона о торговле в части установления различных санкций для разных поставщиков за аналогичные нарушения условий договоров поставки. Размер штрафов варьируется от 5 тыс. до 500 тыс. руб. и не имеет привязки к категории поставляемого товара, объемам поставок и иным экономически обоснованным критериям. 

 

Сергей Павлов,

заместитель руководителя УФАС по Республике Татарстан 

Журнал «Конкуренция и право»

29 ноября 2017 г.

Оставить комментарий


Внимание! Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Вход для пользователей       Зарегистрироваться