Подписка
О журнале   Архив   Авторам   Контакты Главные сюжеты Выбор редакции Обзоры Конференции English  
Новости и события

Global Ports оспорила решение ФАС о монополистической деятельности
28 апреля 2017 г.

Антимонопольщики предлагают лишить субсидии Сергачский завод
28 апреля 2017 г.

ФАС одобрила тарифную льготу на уровне УВЗ
28 апреля 2017 г.

Комитет по строительству Санкт-Петербурга оштрафован за контракт с «Метростроем»
27 апреля 2017 г.

все новости
 Самое читаемое

- Тарифный апгрейд
201
- Апелляция по ГОСТу
2981
- Ценовые предписания ФАС России и управление издержками и рисками компаний
12603
- «Секретные» материалы: порядок доступа
53
- Тарифная политика: смена подходов
403
- Битва за «Антигриппин»: гордость без предубеждения
2948
Обзоры

Конкуренция и право: события недели - Выпуск № 16, за 17–23 апреля 2017 г.
Конкуренция и право: события недели - Выпуск № 15, за 10 – 16 апреля 2017 г.
Конкуренция и право: события недели - Выпуск № 14, за 3–9 апреля 2017 г.
Конкуренция и право: события недели - Выпуск № 13, за 27 марта – 2 апреля 2017 г.
Конкуренция и право: события недели - Выпуск № 12, за 20 – 26 марта 2017 г.
архив
Анонcы

VII Петербургский Международный Юридический Форум
VII Петербургский Международный Юридический Форум состоится 16-20 мая 2017 г.
Полный текст
V Международная конференция «Публичные закупки: проблемы правоприменения»
9 июня 2017 г. в Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова состоится V Международная конференция «Публичные закупки: проблемы правоприменения».
Полный текст
Комплаенс и антикоррупция в России и СНГ
28-29 июня 2017 г. компания Dialog Management Partners проводит 4-ю ежегодную практическую конференцию «Комплаенс и антикоррупция в России и СНГ».
Полный текст



Главная /  Выбор редакции /  Усилить защиту: развитие норм о...
Усилить защиту: развитие норм о недобросовестной конкуренции


Как известно, конкуренция – основной двигатель экономики, механизм совершенствования предмета торговли, промышленности и науки. Законодатель ее поддерживает, но устанавливает определенные рамки, в которых она должна осуществляться. Чтобы выявить особенности российского института защиты от недобросовестной конкуренции, понятие которой раскрывается в Федеральном законе от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее – Закон о защите конкуренции), необходимо для начала исследовать историю его развития.

 

Законодательные основы 

В России административная ответственность за недобросовестную конкуренцию впервые появилась в Законе РСФСР от 22 марта 1991 г. № 948-1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» (далее – Закон). Она наступала не за нарушения законодательства, а за неисполнение предписаний об их прекращении. Более того, административная ответственность за данный вид правонарушения не была дифференцирована, а размер штрафа определялся антимонопольным органом без каких-либо установленных законом правил.

30 мая 1995 г. вступила в силу новая редакция этого Закона[1], которая перевела измерение штрафа в новую единицу – минимальный размер оплаты труда (МРОТ). А 1 июля 2002 г., после введения в действие КоАП РФ, нормы Закона утратили силу.

КоАП РФ закрепил общие положения и принципы законодательства об административном правонарушении. Кроме того, были установлены административная ответственность и виды наказаний за совершение такого правонарушения, введен единый порядок производства по административным делам.

В этот период действовала административная ответственность лишь за невыполнение в срок предписания антимонопольного органа (ст. 19.5 КоАП РФ)[2]. К.Ю. Тотьев называет такую модель двухуровневой. Исходя из нее меры административной ответственности выступают не столько как способы предупреждения, сколько в роли субсидиарного средства, направленного на то, чтобы обеспечить исполнение предписания антимонопольного органа. По мнению К.Ю. Тотьева, такая модель не побуждает нарушителя воздержаться от нарушения на стадии его подготовки, а мотивирует взвесить плюсы и минусы продолжения начатого.

 

Совершенствование правового регулирования 

После принятия Закона о защите конкуренции правовое регулирование в сфере недобросовестной конкуренции значительно расширилось. Закон отвечал современным реалиям и послужил базисом для последующего внесения изменений в КоАП РФ.

В 2007 г.[3] Кодекс были введены ст. 14.31, 14.32, 14.33, где административная ответственность наконец стала дифференцироваться в зависимости от квалификации нарушений: за злоупотребление доминирующим положением; за сговоры и картели; за недобросовестную конкуренцию.

Дифференцируя меры наказания, законодатель исходил из того, насколько большой ущерб то или иное нарушение может нанести конкуренции и экономике страны в целом.

За совершение действий, квалифицируемых как недобросовестная конкуренция, предусмотрена ответственность по ст. 14.33 КоАП РФ. Причем установлено два состава: общий и специальный. Последний касается наиболее злостной недобросовестной конкуренции, в частности введения в оборот товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности (товарные знаки, изобретения, патенты и т. п.), принадлежащих другому лицу.

С течением времени основные формы недобросовестной конкуренции, предусмотренные Законом о защите конкуренции, стали требовать доработки. Законодатель усовершенствовал их, приняв четвертый антимонопольный пакет[4].

Реформа была связана с необходимостью уточнить перечень форм недобросовестной конкуренции с учетом сложившейся судебной и административной практики, сближения российских норм о недобросовестной конкуренции с европейской практикой применения антимонопольного законодательства. Это было особенно актуально ввиду вступления России в ВТО и участия в Таможенном союзе, что сильно влияло на состояние внутреннего рынка и требовало более совершенного его регулирования со стороны государства как арбитра между независимыми участниками рыночных отношений.

Четвертый антимонопольный пакет внес ясность в понятие «недобросовестной конкуренции» и наполнил его конкретизирующими деталями, что определенно способствует более правильному применению института защиты от такого правонарушения.

 

Формы недобросовестной конкуренции 

С принятием четвертого антимонопольного пакета для каждой формы недобросовестной конкуренции введена отдельная статья. Это способствует более успешной правоприменительной деятельности: благодаря подробной квалификации действий хозяйствующих субъектов как актов недобросовестной конкуренции исключается вольность толкования административными органами этого понятия.

Законом прямо запрещены следующие формы недобросовестной конкуренции: 

  • дискредитация, т. е. распространение ложных, неточных или искаженных сведений, которые могут причинить убытки хозяйствующему субъекту-конкуренту или нанести вред его деловой репутации (ст. 14.1);
  • введение в заблуждение в отношении характера, способа и места производства, потребительских свойств, качества и количества товара, его производителя и иных свойств (ст. 14.2);
  • некорректное сравнение хозяйствующим субъектом производимых и реализуемых товаров с другими хозяйствующими субъектами либо производимыми и реализуемыми ими товарами (ст. 14.3);
  • приобретение и использование исключительного права на средства индивидуализации (ст. 14.4);
  • продажа, обмен, иное введение в оборот товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности (ст. 14.5);
  • смешение с деятельностью хозяйствующего субъекта-конкурента либо с его товарами или услугами (ст. 14.6);
  • незаконное получение, использование, разглашение информации, составляющей коммерческую, служебную или иную охраняемую законом тайну (ст. 14.7). 

При этом законодатель оставил перечень открытым, что может быть связано с находчивостью российских бизнесменов и предпринимателей.

Среди действий, подпадающих под понятие недобросовестной конкуренции, но не вошедших в перечень, можно указать получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности путем использования репутации другого хозяйствующего субъекта, в том числе не являющегося конкурентом, путем использования принадлежащих ему средств индивидуализации (товарных знаков, наименований лица и т. д.) либо путем создания впечатления о причастности к предпринимательской деятельности такого хозяйствующего субъекта (о партнерстве, наличии правопреемства и т. п.).

 

Примеры из практики 

Наиболее часто встречаются на практике факты, связанные с созданием сходства до степени смешения между торговыми знаками и обозначениями. Это нарушение характерно для хозяйствующих субъектов, которые выводят новый продукт на рынок, где уже имеется его аналог. Чтобы завоевать определенную долю рынка и привлечь потребителей, недобросовестные участники нередко в наименованиях своих организаций и продуктов подражают известным компаниям.

Так, УФАС по Республике Татарстан (далее также – Управление) рассмотрено дело в отношении ООО «Ростгорстрах», название и оформление названия которой почти полностью повторяло фирменное и юридическое наименование известной страховой компании «Росгосстрах». Действия «подражателя» были квалифицированы как недобросовестная конкуренция.

Еще один яркий пример – дело в отношении чайно-кофейного магазина «Этикеть», товарный знак которого фактически повторял знак, правообладателем которого является ООО «Чайная гильдия» (далее также – Общество).

В октябре 2015 г. Управлению стало известно, что в Казани открылся чайно-кофейный магазин «Этикетъ», на вывеске которого фактически повторяются решения товарных знаков, а именно плашка прямоугольной формы с округлыми выступами по бокам темного цвета со светлой рамкой внутри, принадлежащие ООО «Чайная гильдия».

В ходе рассмотрения дела Комиссия УФАС по Республике Татарстан выяснила, что в феврале 2012 г. Обществу установлен приоритет в использовании товарного знака «Гильдия», что подтверждается соответствующим свидетельством.

Таким образом, индивидуальный предприниматель использует элементы товарных знаков, правообладателем которого является «Чайная гильдия». Совпадают и зарегистрированные Обществом и магазином виды деятельности: розничная торговля чаем, кофе, какао. А значит, возникает возможность смешения или введения потребителей в заблуждение. Незаконное использование предпринимателем чужого товарного знака содержит признаки совершения акта недобросовестной конкуренции.

 

 

Александр Груничев,

руководитель УФАС по Республике Татарстан

 



[1] См.: Федеральный закон от 25 мая 1995 г. № 83-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках».

[2] См. также: Тотьев К.Ю. Административная ответственность за нарушение антимонопольного законодательства: две модели санкций в одном Кодексе // Законы России: опыт, анализ, практика. 2009. № 5. С. 48–57.

[3] См.: Федеральный закон от 9 апреля 2007 г. № 45-ФЗ «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях».

[4] См.: Федеральный закон от 5 октября 2015 г. № 275-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О защите конкуренции» и отдельные законодательные акты Российской Федерации».


03 октября 2016 г.

Оставить комментарий


Внимание! Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.







Вход для пользователей
Зарегистрироваться

 

№ 1, 2017 (январь-февраль)

По какой отрасли бизнеса вам наиболее интересны публикации?