Телефон подписки
8 (800) 555-66-00





Читать    Подписаться
Новости и события

Утверждена новая редакция стандарта развития конкуренции в субъектах Российской Федерации
22 апреля 2019 г.

В ФАС России обсудили практический опыт в области злоупотреблений интеллектуальными правами
22 апреля 2019 г.

Две компании оштрафованы за имитацию упаковки БАДов конкурента
22 апреля 2019 г.

Samsung признан виновным в незаконной координации цен на смартфоны и планшеты
22 апреля 2019 г.

Все новости
 Самое читаемое

Ценовые предписания ФАС России и управление издержками и рисками компаний
Количество просмотров 16552
Антимонопольное регулирование США и Европы: проблемы сближения
Количество просмотров 11912
Сравнительная реклама в российском законодательстве
Количество просмотров 9866
Трансляция VII Петербургского Международного Юридического Форума
Количество просмотров 15996
Что такое антимонопольный комплаенс?
Количество просмотров 13941
 Обзоры

 Анонcы

ПМЮФ-2019
14–18 мая 2019 г. состоится IX Петербургский международный юридический форум.
Полный текст
«Комплаенс: расширение границ»
23 мая 2019 г. в Москве пройдет VIII ежегодная конференция международной комплаенс-ассоциации ICA «Комплаенс: расширение границ».
Полный текст
«Комплаенс и антикоррупция в России и СНГ»
27–28 июня 2019 г. в Москве состоится 6-я ежегодная конференция «Комплаенс и антикоррупция в России и СНГ», организованная компанией Dialog Management Partners.
Полный текст



Главная /  Выбор редакции /  О положительных эффектах электронных форм закупок
О положительных эффектах электронных форм закупок


Опубликовано в журнале «Конкуренция и право» № 5, 2015 г.


По закону в России проводятся в электронной форме только аукционы[1]. Однако Договором о Евразийском экономическом союзе[2] (далее – Договор) установлена обязанность государств-участников обеспечить проведение в электронном формате и других видов закупок. Кроме того, к 2014 г. завершилась реализация Соглашения о государственных (муниципальных) закупках от 9 декабря 2010 г., которая предусматривала гармонизацию законодательства, внедрение информационных технологий и введение национального режима. По нашему мнению, распространение электронной формы закупок положительно скажется на бизнесе, а сферу госзаказа сделает более доступной и прозрачной.

 

Нормативная база 

В частности, вопросы регулирования государственных и муниципальных закупок регламентируются ст. 88 Договора. В соответствии с п. 3 указанной статьи закупки осуществляются согласно Приложению № 25, из которого следует, что государства-члены обеспечивают проведение конкурса и аукциона только в электронном формате и стремятся перейти на него при других способах закупок.

По Договору закупки проводятся такими способами, как: 

  • открытый конкурс, который в том числе может предусматривать двухэтапные процедуры и предварительный квалификационный отбор (далее – конкурс);
  • запрос ценовых предложений (запрос котировок);
  • запрос предложений (если это предусмотрено законодательством государства-члена о закупках);
  • открытый электронный аукцион (далее – аукцион);
  • биржевые торги (если это предусмотрено законодательством государства-члена о закупках);
  • закупки из одного источника либо у единственного поставщика (исполнителя, подрядчика).
Таким образом, к 1 января 2015 г. Россия обязана была перейти к электронному проведению конкурсов и должна стремиться к тому же в отношении иных форм закупок.  

Разработан законопроект о переводе конкурсов, запросов котировок и предложений в электронную форму[3], который в настоящее время находится на согласовании в Аппарате Правительства РФ.

Следует отметить, что государственные и муниципальные закупки, осуществляемые в России, трансформировались из «бумажной» в электронные. Впервые в новую форму был переведен аукцион[4]. Это произошло в рамках Национального плана противодействия коррупции на 2010–2011 гг.[5](п. 2) и позволило снять несколько опасностей, с которыми сталкивались участники размещения заказов.

Так, «бумажная» форма не позволяла получить необходимую информацию, найти место закупки, подать заявку и принять участие в закупке. Вместе с тем ее использование оставляло возможность манипулировать заявками, искажать информацию, приводило к исчезновению документов из состава заявок, произвольной оценке заявок.

Основные проблемы обычных открытых аукционов заключались в сговоре между участниками торгов, давлении на потенциальных конкурентов, а также административном давлении заказчиков на «не своих» участников, закрытости региональных и муниципальных систем госзаказа, наличии множества различных информационных ресурсов. Все это привело к снижению экономии бюджетных средств[6].

 

Прямые и косвенные эффекты 

Переход к электронным формам закупок дал как прямые, так и косвенные положительные эффекты.

Прямые связаны непосредственно с порядком проведения закупки и заключения договора по ее итогам. В их числе можно назвать такие, как: 

  • повышение эффективности использования бюджетных средств;
  • создание максимальной открытости и широкого информирования о закупках;
  • исключение возможности физического отстранения от участия в закупках;
  • создание системы выявления нарушений на основании фиксации всех действий заказчиков, организаторов и участников закупок;
  • обеспечение условий для защиты интересов и прав заинтересованных в закупках лиц, в том числе через общественные организации;
  • внедрение института приостановления торгов на время рассмотрения жалобы на порядок проведения закупок;
  • обеспечение условий для признания закупок недействительными и применения последствий недействительности, ничтожности сделок при заключении договоров в момент приостановления торгов при рассмотрении жалобы на порядок проведения закупок;
  • фиксирование, в том числе посредством независимого электронного регистратора, при осуществлении электронных закупок «следов» нарушений, необходимых и достаточных для проведения антимонопольных, административных и уголовных расследований. 

Например, для расследования сговоров на торгах, нарушающих нормы ст. 11 Закона о защите конкуренции[7], поведение участников фиксируется электронными торговыми площадками, обеспечивающими проведение аукциона в электронной форме.

По оценке Евразийской экономической комиссии, за 2013 г. в рамках Таможенного союза и Единого экономического пространства степень открытости информации о государственных закупках, размещаемой на веб-порталах, составила 51% и в 2015 г. должна достичь 100%, а доля электронных закупок – 42% и 60% соответственно[8].

По мнению ФАС России, переход на электронные аукционы позволил[9]: 

  • создать единое экономическое пространство (местонахождение участника неважно);
  • сделать участие поставщиков в госзаказе более доступным и прозрачным;
  • исключить субъективную оценку, давление на участников, благодаря анонимности минимизировать возможность сговора как между участниками, так и между участником и заказчиком ;
  • развивать конкуренцию между поставщиками;
  • экономить бюджетные средства;
  • снизить коррупционные риски в сфере госзаказа, ликвидировать такую форму нарушений, как сговор на торгах между участниками или участниками и заказчиком;
  • внедрить информационные технологии на всей территории страны. 

Среди косвенных положительных эффектов можно назвать следующие: 

  • стимулирование развития электронных технологий: 

внедрение компьютеров в работу заказчиков, организаторов  и участников закупок;

использование высокоскоростных каналов связи, в том числе сети «Интернет»;

обучение персонала информационным технологиям и т.д.; 

  • стимулирование развития электронной торговли, т.е. развитие: 

электронной идентификации участников сделок (ЭЦП), необходимой для совершения сделок в данной форме;

удостоверяющих центров, межгосударственной интеграции систем идентификации;

электронных торговых площадок;

систем маркетинга, мониторинга цен, оценки результатов использования бюджетных средств; 

  • снижение издержек для бизнеса: 

транспортных;

логистических;

маркетинговых; 

  • поддержка субъектов малого и среднего бизнеса посредством привлечения к государственным и муниципальным закупкам с обеспечением обязательной доли этих субъектов 15% от всего объема закупок;
  • возникновение и развитие новых форм обеспечительных мер: 

обеспечения заявок;

обеспечения исполнения контрактов;

возникновение новых мер борьбы с недобросовестными контрагентами – создание реестра недобросовестных поставщиков.

Стоит отметить, что в отношении и «бумажных», и электронных закупок до сих пор не решена проблема ненадлежащего исполнения или неисполнения государственных и муниципальных контрактов (договоров).

 

Роль антимонопольного органа 

ФАС России выступала последовательным приверженцем введения электронных форм государственных и муниципальных закупок.

Ведомство последовательно отстаивало свою позицию и при создании системы закупок товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц[10].

Кроме того, инициированный ведомством институт обжалования порядка проведения торгов и заключения договоров по их итогам, регламентированный нормами ст. 18.1 Закона о защите конкуренции, также способствовал достижению положительных эффектов от электронных форм закупок.

Введение этого института положительно сказалось и на случаях электронных продаж.

 

Игорь Башлаков-Николаев, 

начальник Юридического управления ФАС России,

кандидат экономических наук,

магистр права



[1] См.: Федеральный закон от 5 апреля 2013 г. № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд».

[2] Подписан в г. Астане 29 мая 2014 г., ратифицирован Россией в соответствии с Федеральным законом от 3 октября 2014 г. № 279-ФЗ.

[3] См.: законопроект № 623906-6, внесенный депутатами Госдумы И.Н. Руденским, И.Н. Игошиным.

[4] См.: Федеральный закон от 8 мая 2009 г. № 93-ФЗ «Об организации проведения встречи глав государств и правительств стран – участников форума «Азиатско-тихоокеанское экономическое сотрудничество» в 2012 году, о развитии города Владивостока как центра международного сотрудничества в Азиатско-Тихоокеанском регионе и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»,

[5] Утв. Президентом РФ 31 июля 2008 г. № ПР-1568.

[6] См.: Честная конкуренция: государство, бизнес, общество. Отчет о результатах деятельности ФАС России в 2004–2012 годах / И.В. Кашунина, С.А. Пузыревский, М.А. Овчинников [и др.]; под ред. И.Ю. Артемьева. М., 2013.

[7] Федеральный закон от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции».

[8] http://www.eurasiancommission.org/ru/nae/news/Pages/856345346.aspx.

[9] См.: Честная конкуренция: государство, бизнес, общество. 

[10] См.: Федеральный закон от 18 июля 2011 г. № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц».


02 ноября 2015 г.

Оставить комментарий


Внимание! Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.








 

№ 1, 2019 (январь-февраль)

 Опрос

Какие законодательные шаги необходимо предпринять в первую очередь для эффективного развития конкуренции на уровне ЕАЭС?